Разглядеть партнёра сквозь туман

«Ковентри — это час езды на поезде от Лондона в сторону Бирмингема», — сообщает кандидат физико-математических наук, заведующий лабораторией комплексного анализа и дифференциальных уравнений СФУ Алексей ЩУПЛЕВ. В Великобритании он решал вопросы, связанные с международным сотрудничеством в рамках мегагранта СФУ «Многомерный комплексный анализ и дифференциальные уравнения».

— Собственно британцев в Ковентри меньше, чем туристов или эмигрантов, — делится впечатлениями Алексей. — Во время поездки я общался с руководителем гранта, членом Шведской королевской академии наук Ари ЛАПТЕВЫМ. Сотрудница Университета Ковентри, инициировавшая эту поездку и сопровождавшая нас во время пребывания в городе, — полька. Инженерным факультетом университета руководит уроженка Испании. В Ковентри на территории кампуса университета — многонациональная, поликультурная и потому интересная среда. Новый корпус, в котором мы проводили большую часть времени, имеет вполне современный вид. Кстати, очень напоминает здание Института нефти и газа СФУ.

Сам Университет Ковентри — добротный политехнический вуз. В обширном подвале там находится настоящий самолёт-истребитель, студенты его разбирают и собирают вновь, копаются в электронной «начинке». Есть авиасимуляторы, благодаря которым можно апробировать новые, написанные начинающими инженерами программы. Эти же студенты-инженеры участвуют и в собственной версии Формулы-1: конструируют гоночные болиды и соревнуются с представителями других университетов.

Впечатлённая рассказом об аутентичном самолёте и хорошей технической оснащённости университета, я прошу рассказать, как учат в Ковентри царице наук — математике, и чем их учебные программы отличаются от наших.

— Отличаются как небо и земля, — реагирует Алексей. — Поскольку это изначально технический вуз, студентов обучают по трём бакалаврским программам, а магистерских нет вовсе. Причём, насколько я могу судить, уровень подготовки бакалавров-выпускников примерно соответствует уровню наших специалистов-второкурсников. Абстрактные математические курсы не преподаются — тот же комплексный анализ, судя по всему, не считается необходимым для профессиональной подготовки. Преподаватели тоже заточены под прикладную «строительную» математику. Это понятно: проучившись два года, ребята идут работать на предприятие (завод автоконцерна Land Rover, например). Затем, отработав, возвращаются и доучиваются.

…Был на занятиях по математическому моделированию, видел, как студенты осваивают MATLAB. И вновь все задачи решаются с прикладной точки зрения, которая, собственно, и требуется выпускникам инженерного вуза.

Например, в университете «не заморачиваются» изучением дифференциальных уравнений. А чтобы понять законы аэродинамики, они используют трубу. Гигантскую аэродинамическую трубу, специально построенную для университета на цокольном этаже нового корпуса. Студенты могут спроектировать реальную модель самолёта и «обкатать» её на практике, понять, как она себя ведёт в условиях эксперимента.

Я прошу описать примерный ход учебных занятий в Ковентри. Алексей рассказывает с характерным для математиков юмором.

— Вхожу в аудиторию, где группа студентов занимается математическим моделированием. Четыре огромных презентационных экрана, проекторы, IPad для преподавателя, посередине аудитории — круглый стол (вполне «британская» деталь). Сидят за столом, конечно, не рыцари, а учащиеся. Им удобно, потому что экраны окружают стол со всех сторон, на них можно смотреть и повторять всё за преподавателем. Преподаватель русский, приехал из Латвии, а говорит, естественно, по-английски.

Студенты составляют компьютерную программу, которая описывает движение двух тел под действием некоего закона, моделирующегося дифференциальным уравнением. Они моделировали полтора часа, хотя уже располагали готовым кодом, где достаточно было исправить всего две строки. Наши студенты справились бы на порядок быстрее.

Сотрудники университета предложили нам организовать совместный проект для студентов СФУ и бакалавров Ковентри. Когда мы поняли, что проект предполагает изготовление научно-популярных плакатов на околоматематические темы, нам это показалось задачей для ребят из физико-математической школы СФУ. По мнению же британских коллег, искать и изображать примеры чисел Фибоначчи в природе — вполне своевременно для двадцатилетних.

К вопросу о некотором «инфантилизме» местных образовательных программ: на территории университетского кампуса Ковентри есть Технопарк, а там — «Институт серьёзных игр». В этом институте разрабатывают видеоигры и изучают алгоритмы их создания.

…По какой причине имеет место классическая дилемма «если мы такие умные, почему они — более успешные в высокотехнологичных научных секторах?», я не знаю ответа. Некоторые из наших школьников объективно более сообразительны и предрасположены, например, к фундаментальной математике, чем британские студенты, с которыми мне довелось общаться. Но факт остаётся фактом — студенты Ковентри успешно заканчивают вуз и работают в рамках полученной специальности. Значит, им в университете «всего хватает».

Поскольку развитое международное сотрудничество является однозначным критерием успешности вузов и в Великобритании, и в России, я думаю, мы всё же найдём ту схему взаимодействия, которая устроит обе стороны. Конечно, в ближайшее время студенты Университета Ковентри не приедут в Сибирь на обучение (не в последнюю очередь потому, что большая их часть уже приезжие — из Китая, Индии, Ирана, стран Восточной Европы). Однако мы достигли согласия в вопросе дистанционных математических проектов, над которыми ребята из СФУ будут работать совместно со своими английскими коллегами.

Напоследок прошу Алексея вспомнить пару характерных деталей, которые остались в напоминание о Ковентри — городе и университете.

— Было ощущение, что люди в городе питаются исключительно сэндвичами, пиццей и кофе. Во всяком случае внутри большинства кафе — традиционная витрина с бутербродами. В ресторане нам захотелось стейк, но именно в британском городе практически рядом с Лондоном его не оказалось в меню, и я получил в итоге свинину с морковным пюре. Наверное, это полезно. Но я скучал по хорошей русской или японской кухне.

Ещё Ковентри практически целиком разбомбили во время Второй мировой войны. Небольшая университетская часовня в излюбленном англичанами готическом стиле стоит разрушенная, её не реставрируют специально. А к ней пристроили современное здание — выглядит это странно, но символизирует преемственность, видимо.

…А когда выходишь вечером из гостиницы — туман. Он там как изначальная субстанция, из которой всё произошло.

Татьяна МОРДВИНОВА