«Лекарство — яд в руках невежды» (древнеиндийское изречение)

Если не выявить это заболевание на ранней стадии, то прогрессирует оно стремительно. И всё же лейкоз относится к излечимым видам рака крови. Но лечение, в особенности химиотерапия, очень токсично. Как помочь избежать осложнений и облегчить жизнь пациентам?

По результатам конкурса научно-технического творчества молодёжи аспирантка ИФБиБТ СФУ Марина СТОЛЯР получила в ноябре 2014 года грант Красноярского краевого фонда поддержки научной и научно-технической деятельности за работу «Исследование механизмов регуляции функций тромбоцитов и лейкоцитарно-тромбоцитарного взаимодействия при хронических миелоидных неоплазмах».

— Марина, название для обывателя непонятное, тут нужен перевод с медицинского языка на обычный…

— Что такое тромбоциты и лейкоциты — знают все из школьной программы, а хронические миелоидные неоплазмы — это заболевания из группы лейкозов — рака крови. Но пациенты имеют достаточно благоприятный прогноз течения болезни и высокую выживаемость. Заболевание возникает, когда клетки крови изменяются и не могут выполнять свои функции. Как правило, для больных этой категории характерно повышенное содержание тромбоцитов в крови. Казалось бы, угроза тромбозов явная, особенно для людей после 50 лет… Но как показывает практика, у таких больных возможны как тромбозы, так и кровотечения. Тем не менее большинству пациентов врачи всё-таки назначают аспирин…

— Он, как известно, разжижает кровь…

— И вот вам парадокс: у человека повышенная чувствительность к аспирину, ему нельзя пить этот препарат, но врач назначает, потому что в крови много тромбоцитов…

Необходимо тестировать пациентов на чувствительность к аспирину. Есть испытанная стандартная технология, но мы использовали принципи­ально иные лабораторные методы. Сделали тест более физиологичным, приближенным к естественным условиям в организме человека.

Работа над темой шла в тесном сотрудничестве с гематологами первой краевой клинической больницы. Врачи Красноярска высказали обеспокоенность тем, что случаи сниженной чувствительности к аспирину — не единичны. Молекулярно-генетические исследования я проводила на базе Красноярского филиала Гематологического научного центра Министерства здравоохранения РФ (директор Игорь Алексеевич ОЛЬХОВСКИЙ). Кстати, вместе с профессором кафедры медицинской биологии СФУ Надеждой Митрофановной ТИТОВОЙ Игорь Алексеевич был научным руководителем моей дипломной работы. И сейчас он продолжает руководить моими исследованиями.

За материалом для тестирования я ездила в больницы, изучала состояние пациентов, описывала все случаи. Тест был нацелен на то, чтобы индивидуализировать лечение, а не всех подряд стричь под одну гребёнку. Дальнейшее исследование может быть направлено на подбор индивидуальных доз аспирина, чтобы добиться оптимального эффекта от лечения и помочь пациентам избежать осложнений.

Кстати, в процессе исследования мы обнаружили интересную тенденцию: женщины (в том числе и здоровые) по сравнению с мужчинами изначально физиологически имеют повышенную склонность к тромбообразованию.

— Почему?

— Механизмы непонятны, возможно, причиной тому гормональный фон… Это ещё одна тема, которая может впоследствии получить развитие.

И другой поворот: вы, наверное, слышали, что иногда у детей с рождения бывают частые носовые кровотечения или невозможно остановить кровь после порезов. Это наследственная патология — болезнь Виллебранда. Однако при некоторых видах рака крови данная болезнь бывает приобретённой. В настоящее время на при­обретённую болезнь Виллебранда пациентов с лейкозом не тестируют. Врачи также назначают аспирин всем подряд. Но последствия могут быть очень печальными. С помощью лабораторных тестов мы узнали, что у таких пациентов действительно есть предрасположенность к повышенной чувствительности к аспирину. Исследование будем продолжать.

Ещё одним нашим достижением является запатентованный способ диагностики чувствительности тромбоцитов к ацетилсалициловой кислоте с помощью люминесцентного метода (патент получен в январе 2015 года, авторы И. Ольховский и М. Столяр — прим. автора). Кровь после реакции в пробирке совпала с анализом крови человека, принявшего аспирин.

— В чём преимущество вашего теста в отличие от стандартного?

— Мы исследуем не только агрегацию (склеивание) тромбоцитов, но и секрецию их гранул (эти гранулы тоже содержат вещества, вызывающие склеивание). Нарушение в количестве гранул происходит на фоне генной мутации, вызвавшей заболевание раком крови. Гранулы могут уменьшаться, и тогда у пациентов появится предрасположенность к кровотечениям. Мы установили, что наш тест отражает то, что происходит внутри человека, он достоверный, а значит, есть возможность массово исследовать пациентов с диагнозом рак крови.

— Но для исследований понадобятся реактивы…

— Действительно, вопрос импортозамещения очень актуален. Мы проводили лабораторную работу на импортных реактивах (набор стоил 25 тысяч рублей и был рассчитан на 20 проб). Удовольствие не из дешевых, если планировать обязательный скрининг всех больных раком крови. Но есть возможность сделать этот тест на российских, более доступных по цене, реактивах. Одна московская фирма их производит, и полученный грант (140 тысяч рублей) позволил нам закупить у неё реактивы и продолжить исследования.

— Начиная с пятого курса твоим научным руководителем также является академик РАН Иосиф Исаевич ГИТЕЛЬЗОН…

— Да, и я считаю, мне очень повезло. Когда возникает необходимость, могу прийти к Иосифу Исаевичу на консультацию и получить ценный совет. Что касается кафедры, то люди, работающие здесь, просто фанаты, они очень тонко чувствуют студента. Мне, например, на начальном этапе было трудно —
продвигалась вперёд методом проб и ошибок.

Профессор Надежда Митрофановна ТИТОВА научила меня азам научного исследования: придирчиво оценивать свои результаты, всё перепроверять… К молекулярно-генетическим исследованиям, ДНК-диагностике — на кафедре особое внимание. Но важно поддерживать студентов и начинающих исследователей материально, ведь эксперименты требуют денежных затрат, а гранты не всегда доступны.

По себе знаю: нужны командировки, обмен опытом. Первый успех пришёл ко мне на четвёртом курсе, когда поехала на конференцию в Новосибирск и заняла там второе место. Одним из призов была бесплатная публикация в журнале «Вестник НГУ» (этот журнал входит в перечень ВАК). Надо было подготовить статью по теме, представленной на конференции. Материал я писала всё лето, и когда в конце 2012 года статью опубликовали, это была моя первая в жизни серьёзная победа, она послужила стимулом, отправной точкой для дальнейшей работы. А на 5 курсе я ездила на стажировку в Москву в Гематологический научный центр, две недели работала там, в лаборатории тромбодинамики.

Сейчас вне науки себя уже не представляю. Надеюсь, наше исследование будет иметь применение в практической медицине — поможет снизить смерт­ность от побочных эффектов, осложнений, которые даже чаще, чем сам лейкоз, вызывают смерть пациентов.

Вера КИРИЧЕНКО