По лесам, по долам

Вы знаете, чем отличаются ели, выращенные в Германии, от наших отечественных хвойных красавиц? И почему на родине Гёте и Баха практически не бывает лесных пожаров? Вопросы неожиданные для тех, кто не знаком с лесоведением. Ответы на них я получила, беседуя с аспиранткой Института экономики, управления и природопользования СФУ Анастасией МАХНЫКИНОЙ.

Недавно Настя вернулась из Йены – старинного города в «зелёном сердце Германии», как иногда называют Тюрингию. Полгода длилось её обучение в магистратуре Йенского университета имени Фридриха Шиллера (Friedrich-Schiller-Universität Jena).

—Что представляет собой Йенский университет и в чём состояла цель вашего обучения?

— Местные жители любят рассказывать, что именно этот вуз является старейшим в Европе. Считается, что он закрывался на непродолжительный период, чем и «воспользовалась» итальянская Болонья, которая теперь провозглашает себя родиной древнейшего университета (речь идёт о Болонском университете на севере Италии, — прим. автора). На мой взгляд, университет имени Фридриха Шиллера действительно впечатляет. Обучение там проводят по десяти направлениям, в том числе по медицине. Структура напоминает наш университет: внутри вуза сосуществуют несколько профильных институтов.

Для меня путешествие в Йену началось с участия в программе академической мобильности ERANET Plus. О программе узнала благодаря презентации Центра грантовой поддержки СФУ. Я подала заявку на полугодовое обучение по программе, предназначенной для докторов наук (PhD). Решение несколько авантюрное: моё поступление в аспирантуру СФУ на тот момент ещё не было документально зафиксировано. Получается, я сыграла на опережение и не жалею — заявку немецкая сторона подтвердила, а тут и мой аспирантский статус «подоспел».

Оставалось самое главное — выбрать научного руководителя, с которым предстояло работать ближайшие полгода в Германии. Поскольку моё магистерское исследование было посвящено восстановлению лесов после пожаров и вырубки, для аспирантской работы я выбрала близкую тематику. Оказалось, в Йенском университете исследуют влияние снеголомов и снеговалов на леса и отслеживают динамику восстановления местных насаждений после этих разрушительных явлений.

Сбор образцов

Сбор образцов

…Конечно, леса Тюрингии — это что-то особенное. Мы порой представляем Германию как страну с праздничной открытки — маленькую, чрезвычайно опрятную, состоящую преимущественно из городов, «игрушечную». В Тюрингии действительно много старинных замков, идеальные дороги и плюс ко всему этому — высокие крутые горы, сплошь покрытые тёмным ельником. Полевые исследования мы проводили на высоте 930 метров над уровнем моря. Когда приехали в этот район впервые — был густой туман, настолько плотный, что терялись очертания деревьев, скал, тропинок.

Моим научным руководителем стал профессор, заведующий отделением дендроэкологии Института экологии Йенского университета имени Фридриха Шиллера Готфрид ЛЕЧКЕ. Тему исследования мы сформулировали как «Изучение периода восстановления еловых насаждений после снеголомов». Для меня эта работа стала итогом стажировки, для отделения дендроэкологии — вкладом в их масштабное исследование тюрингских лесов.

— На каком языке проходило обучение?

— Языком учёбы и общения был английский. В самом начале это приносило немало проблем, но когда у тебя меняется культурная среда, бэкграунд, то не остаётся выбора — ты «ныряешь» в язык, начинаешь на нём мыслить, и общение выравнивается, тем более что жила я вместе с иностранными студентами.

Потсдам — научный центр

Потсдам — научный центр

— Вы разместились в общежитии?

— Конечно же, у Йенского университета есть общежития прямо на территории кампуса, но я жила в обыкновенной немецкой квартире недалеко от исторического центра города — просто вуз арендует некоторое количество таких квартир, и студенты селятся там по трое-четверо.

Я жила с тремя немецкими студентками, обучавшимися в медицинском институте, и дом наш был типичной панельной многоэтажкой, каких немало в Красноярске. Не скажу, что это меня расстраивало, скорее, напоминало о доме и доказывало, что у Восточной Германии был период общей истории с Россией.

Германия действительно оказалась страной сосисок и пива всех сортов: я прилетела в Йену в октябре, как раз цвёл яркими костюмами и шумел тарелками и кружками знаменитый Октоберфест. Нужно отдать должное соседкам: они старались сделать моё знакомство с Тюрингией более комфортным, даже приготовили интернациональные спагетти болоньезе для первого «ознакомительного» ужина. В последствие я частенько заходила в русские магазины за привычными продуктами: покупала сметану, крупы, сладости. Однажды угостила своих соседок гречневой кашей и зефиром. Для них это невероятная экзотика.

Признаюсь: слушала песни Григория ЛЕПСА каждый день — тихо, через наушники. Это помогало мне справиться с переживаниями, я не так сильно скучала по дому.

— Чем вас удивил университет с первого взгляда?

— Гигантской велопарковкой. Ощущение, что все студенты и весь профессорско-преподавательский состав передвигается по городу исключительно на велосипедах. Это, конечно, не совсем так: на полевые работы мы ездили на «Мазде» профессора Лечке. Но всё же машины используются не так часто, как у нас. Экология и размеренность жизни важнее.

Ох, как я полюбила местные дороги. В России полевые исследования — квест не для слабонервных, и пробираться на локации зачастую приходится на внедорожнике типа УАЗ. В Тюрингии, кажется, можно к каждому дереву подъехать.

Под куполом Рейхстага

Под куполом Рейхстага

Очень понравилось сочетание старинных классов, просторных лекционных залов и современных лабораторий, оборудованных сушильными шкафами. Мы в них обрабатывали для дальнейшей работы керны – образцы древесины, привезённые с полевых локаций. Должна заметить, оборудование в лабораториях по моему направлению исследований такое же, как в СФУ. Но, например, шлифовку кернов у нас делают вручную: вода, скальпель — и вперёд. А там для этого используют специальную машину.

Уровень преподавания тоже сопоставим: и наша, и немецкая наука о лесе базируются на общих авторитетах. Однако информация, которую дают в Йенском университете, более актуализированная, почерпнута из самых современных источников.

В корне отличаются отношения между студентами, молодыми учёными и преподавателями: если у нас они выстраиваются по схеме «учитель-ученик» с неминуемым превосходством учителя, то в Германии профессор воспринимает даже самых юных своих студентов как коллег. В порядке вещей обмен мнениями во время занятий.

Эрфурт — столица Тюрингии

Эрфурт — столица Тюрингии

— Самое ужасное впечатление от учёбы в Йене?

— Мой первый октябрьский семинар. Я зачитывала текст презентации с листка бумаги, волновалась, сомневалась в своём английском. К счастью, все присутствовавшие старались помочь: вежливо и корректно объясняли мои ошибки. А вот следующий часовой семинар прошёл успешно — немецкую аудиторию поразили фотоснимки лесных территорий, пострадавших от пожаров. У них такие эксцессы невозможны: леса тщательно охраняются, горожане, приезжающие в горы, дисциплинированы. Им не приходит в голову развести и не потушить костёр, бросить окурок… Местные леса страдают летом от насекомых, а зимой от снеголомов — снег проникает под древесную кору, тает, расширяется и «взламывает» дерево, калеча его изнутри.

— А самое удивительное впечатление от этих земель?

— Рождественские базары и предрождественская суета. С конца ноября начинается подготовка к празднику, даже в студенческой столовой наряду с привычными напитками подают свежесваренный глинтвейн.

Ещё можно путешествовать по всей Тюрингии бесплатно, если в кармане есть волшебный единый студенческий билет. И я этим правом неоднократно воспользовалась, объехав все интересные памятники культуры в округе.

Наконец, когда я уезжала из Йены, меня провожал… заяц. Он бежал по обочине трамвайных путей, почти в центре города, совсем близко... Тюрингия — живая земля с богатым растительным и животным миром, и это заслуга местных жителей. Леса, которые мы исследовали, — рукотворные. Во время промышленной революции природные леса Европы изрядно поредели, и сейчас усилия направлены на восстановление здоровой флоры и фауны.

Ели, которые мы изучали — они почти как дубы. Мощные, высокие. У них очень значительный прирост идёт в течение года, и выглядят они старинными, хотя их возраст едва ли превышает 80-90 лет. Всё это благодаря мягкому влажному горному климату и малому количеству повреждающих факторов. Наши деревья, если взглянуть на годовые кольца, покажут иную картину: зимний прирост совсем незначительный из-за суровых погодных условий.

— Каковы ваши учебные планы на ближайшее время? Хотелось бы поработать в Йенском университете в будущем?

— Мы с профессором Лечке готовим совместную статью, а я лично пишу summary — краткое резюме о своей поездке и обучении в Германии. Поработать — да, перебраться насовсем — вряд ли. Самое важное сейчас — сдать кандидатские экзамены по английскому языку и философии науки. В первую очередь я аспирант СФУ, а дальше — время покажет.

…Самое интересное, что возможность учиться в Йенском университете или же в другом, не менее интересном вузе Европы, потенциально есть у каждого студента СФУ. Заходи на сайт, находи список грантовых программ и действуй. Мне сотрудники Грантового центра помогли оформить каждый документ, проверили всё до мелочей. Нужно хотеть и верить, и всё получится.

Татьяна МОРДВИНОВА