Виктор ВАСИЛЬЕВ: усиливать сильное

Кандидату физико-математических наук, профессору кафедры психологии развития и консультирования Института педагогики, психологии и социологии СФУ Виктору Георгиевичу ВАСИЛЬЕВУ в августе исполнилось 75 лет. Учёный начинал свою работу в университете как математик, но затем изменил направление — стал одним из основателей психолого-педагогического факультета (ППФ) Красноярского госуниверситета. Виктор Георгиевич и сейчас продолжает работать на кафедре. А практикует профессор в прогимназии № 131 Железнодорожного района Красноярска, где с ним и встретилась наш корреспондент.

— Виктор Георгиевич, каким ветром вас, физика-математика, занесло в гуманитарное направление?

— Этот ветер подул примерно с 1984 года. Тогда КГУ во главе с ректором Вениамином СОКОЛОВЫМ интенсивно занимался своим развитием. В вузе сформировалась и приступила к созданию психолого-педагогического факультета довольно сильная команда лидеров: Виктор БОЛОТОВ (позже вице-президент РАО), Борис ХАСАН, Александр АРОНОВ, Валерий ЦАРЕГРАДСКИЙ, Валерий ЕФИМОВ, Исак ФРУМИН и ряд других учёных. Чтобы сделать процесс обучения в вузе эффективнее, что-то изменить в системе образования, мы начали с себя и с подготовки команды, использовали лучшие образовательные практики и технологии: проводили организационно-деятельностные игры, интенсивные проектировочные семинары, экспериментировали. В этой связи пришлось серьёзно изучать и осваивать методологию, психологию, педагогику, управление, экономические процессы и т.д. Нас очень поддерживал ректор.

— Чем была продиктована необходимость создания нового факультета и зачем понадобились эксперименты?

— Стали накапливаться проблемы в педагогике, особенно в общем образовании. В конце 80-х годов в университет поступали слабо подготовленные ребята. В 70-х годах политика в школах стала неэффективной, понизился статус министерства просвещения, сократилось финансирование отрасли образования, понизилась зарплата учителей, появились пустые лозунги и расцвела показуха (не поощрялось выставление двоек учителями). Престиж профессии стал стремительно падать. Очень многие хорошие педагоги по этой причине уходили из школы, хотя ещё в 50-60-х годах учителя имели достойную зарплату и авторитет в обществе, а образование в нашей стране было одним из лучших в мире. А в 80-е в педагогические вузы стали поступать, мягко говоря, не самые лучшие, и потом не самые лучшие выпускники уже вузов отправлялись в школы. И так — три оборота. Чему посредственные педагоги могли научить детей? А когда эти слабые школьники приходили в вуз, с ними скучно было работать! Наш математический факультет спасло только то, что подоспели проблемы прикладной и вычислительной математики, что удержало престиж профессии на должном уровне.

— Какие эксперименты проводились для спасения ситуации?

— На базе университета профессор Виталий ДЬЯЧЕНКО и Манук МКРТЧЯН проводили эксперимент по апробированию коллективного способа обучения на физическом факультете. Мы с Александром АРОНОВЫМ, Борисом ХАСАНОМ и другими членами нашей команды проводили эксперименты по развивающему обучению (автор методики — видный российский педагог, доктор психологических наук, академик Василий Васильевич ДАВЫДОВ) ещё до создания ППФ, ставили задачу перенести эту технологию из начальной школы в высшую, и экспериментально это получилось и было высоко оценено на уровне Российской Федерации. С 1993 года в Красноярске проходит ежегодная Всероссийская конференция «Педагогика развития» (сейчас «Практики развития») — тоже вполне успешный эксперимент.

Или взять эксперименты по модернизации и развитию системы общего образования Красноярского края под общим названием «Программа «Учитель», в которые мы были включены. В систему общего образования внедрялись новые педагогические и управленческие технологии, были созданы особые структуры — инновационные комплексы по коллективному способу обучения, по развивающему обучению, по индивидуально ориентированной системе обучения. Мы использовали интенсивные и очень продуктивные ходы, связанные с развитием мыслительной деятельности учащихся.

А Манук Мкртчян и Галина ВЕБЕР на базе тогда Главного управления образования края создали Школу заведующих для повышения квалификации управленцев всех звеньев системы образования. Вместе с созданием ППФ по факту это был эксперимент по обновлению системы общего образования края, который начинался с обновления и развития тех, кто управлял этой системой и обеспечивал её новыми образовательными технологиями и педагогическими кадрами, способными к реализации прорывных технологий.

Всё это привело к тому, что число инновационных практик в Красноярском крае, если говорить языком математики, достигла 50 процентов от всех подобных практик страны.

Такой подъём продолжался примерно до 2005 года, а в 2007-м, к сожалению, стало всё затухать, в том числе и развивающее обучение.

На чём строятся все педагогические технологии? Конечно, прежде всего на психологии. Кстати, советская психологическая школа — одна из лучших в мире, особенно школа Л.С. ВЫГОТСКОГО. Когда мы стали создавать психолого-педагогический факультет и реализовывать программу «Учитель», это был уникальный шаг в масштабе России. Можно сказать, на нас работала вся страна. Организационно-деятельностные игры при поддержке ректора Соколова проводили светила — ведущие психологи-методологи страны: Георгий ЩЕДРОВИЦКИЙ, Василий Давыдов, Юрий ГРОМЫКО. Этих людей интересовало всё, что происходило в Красноярске, где и как зарождались и развивались новые технологии проектирования самих образовательных систем.

— Чем конкретно вы, Виктор Георгиевич, были заняты в конце 80-х — начале 90-х годов?

— Я выбрал для себя основным научным направлением развивающее обучение в начальной школе и подготовку педагогов для этой деятельности. Проектировал новые образовательные системы. Курсы, которые и сейчас читаю в СФУ у магистров («Теория развивающего обучения» и «Психология и практики развития»), в большей степени связаны с методиками и психологией развития. У меня были хорошие учителя: в управлении — В.С. Соколов и А.И. АДАМСКИЙ, в философии — Ф.Т. МИХАЙЛОВ, в психологии — В.В. Давыдов, Б.Д. ЭЛЬКОНИН. У нас работали экспериментальные лаборатории в разных концах города, а начиналось всё с площадки, располагавшейся в школе № 106 (ныне гимназия №1 «Универс»). Из этой лаборатории выросли самые первые мои воспитанники — учителя-исследователи, новаторы. В их числе Людмила Викторовна КАЗАКОВА (сейчас работает в Министерстве образования края), Лариса Германовна ИВАНОВА (учитель начальной школы, на её классе ставились очень удачные эксперименты), Елена Эдгардовна ХОХЛОВА, Татьяна Анатольевна ВАХРОМЕЕВА.

С 1991 года мы стали сотрудничать с педагогическим колледжем № 1. По разработанному нами учебному плану за три года студенты педколледжа успевали освоить двухлетнюю часть бакалаврской программы. К тому времени в КГУ уже был открыт бакалавриат, и поэтому, когда выпускники колледжа поступали в университет, их можно было зачислять сразу на третий курс. В вузе они проходили программу за два года и становились «бакалаврами педагогики» (учителями начальной школы). Потом вышло рекомендательное письмо Минобразования РФ, по которому выпускников педагогического колледжа нужно было учить в университете не два, а три года, и нам пришлось свернуть работу по этой программе.

При Центре развития образования (была такая структура) мы также открывали педагогический колледж, где учителя развивающего обучения могли повышать квалификацию. Это было интересно, престижно и современно. Педагоги становились исследователями, овладевали новой технологией.

— Вот уже более 30 лет вы руководите собственной проектной педагогической мастерской по развивающему обучению младших школьников. Каковы результаты?

— Мастерская базируется на кафедре в ИППС СФУ и в прогимназии № 131. Мы экспериментируем, проводим исследования, а наши главные помощники — дети. Вы знаете, что такое развивающее обучение по системе Д.Б. Эльконина — В.В. Давыдова? Это развитие теоретического мышления. Мы развиваем у младших школьников такую функцию. Как говорил В. Давыдов, эффекты развития есть в любой технологии, но цель развивать теоретическое мышление — только у нас.

А начинали мы с того, что опробовали свою систему в школе № 81 на детях с задержкой психического развития. Экспериментаторами выступали выпускники колледжа, госуниверситета и школьные учителя. К концу второго класса мы поместили в одном классе здоровых детей, которые учились по РО в контрольном классе, и ребят с ЗПР и провели совместные уроки. Как потом выяснилось, если бы учителя не знали, что в классе есть «особенные», то они не смогли бы отличить их от обычных детей. Надо успевать реабилитировать учащихся с задержками в развитии до того, как они откроют в себе отличия от других. Когда авторитетный московский эксперт посмотрел наш отчёт за два года, то сказал, что работа стоит того, чтобы наша группа по окончании эксперимента получила малую Нобелевскую премию.

— Виктор Георгиевич, правда ли, что вы пытались учить детей геометрии в детском саду?

— Почему пытался? И сейчас учим, развиваем их мышление, логику. Наша главная задача — подготовить малышей к учебной деятельности. Известный швейцарский психолог и философ Жан ПИАЖЕ подметил, что математические способности у детей проявляются с двух лет. Это действительно так, мы проверяли и обнаружили некоторые другие особенности: примерно с двух лет у ребёнка появляется способность удерживать форму. Смотрит малыш на облако и видит там, например, утёнка. Как он узнал, что это утёнок? Именно со способности удерживать форму начинается абстрактное мышление.

Я однажды играл с малышом, которому был один год и 9 месяцев. Спрашиваю: «У тебя глазик есть?». Он смеётся и показывает. Спрашиваю: «А ещё?». Он показывает на другой свой глаз. На стене висел плакат с фотографией женщины. «А у тёти глазик есть?». И у тёти он показал. А когда я спросил: «А у меня?», карапуз ответил, что нет. Вот, это ещё не математика! Обобщённой формы глаза в представлении ребёнка пока нет.

Сейчас мы частично проверили на дошкольниках промежуточный курс (между детсадом и школой) по теории множеств и математической логике. Нужно посмотреть, как развивается логическое мышление. Собираемся подготовить и выпустить задачник-игру на эту тему.

Мои ученики Александра ПЕРЕВОЗЧИКОВА, Мария ТРЕТЬЯК, Дарья ОТСТАВНОВА и другие на базе прогимназии написали интересные исследовательские работы.

— Ваши пожелания школьным учителям?

— Во-первых, педагоги любят, когда их слушаются, а у детей есть своё мнение, и это нужно учитывать. Инициатива и самостоятельность должны поддерживаться, не нужно стричь всех под одну гребёнку. Например, слаб ученик в математике, но прочитал много книг и победил в литературной викторине, и ребёнок, который до этого был зажатым — распрямив плечи, пошёл вперёд. Он человеком стал за одно мгновение! И задача педагога — отыскать в любом ребёнке какие-то моменты, где он будет успешным и «своим» для людей.

— О чём мечтаете?

— Вполне реально открыть в отдельно взятом регионе экспериментальную школу, но я бы с удовольствием принял участие в проектировании образовательной системы страны, потому что вижу и успел оценить наиболее успешные практики развития. Проблемы решаются, когда усиливаешь сильное!

Вера КИРИЧЕНКО