Русская грамота ТЭН Лэя

В апреле этого года в отделе социально-культурной адаптации СФУ появился новый сотрудник — 25-летний гражданин Китая ТЭН Лэй. Его задача — помочь студентам из Поднебесной, а их сейчас в университете около 200 человек, приспособиться к жизни и учёбе в Красноярске, чтобы в дальнейшем они свободно ориентировались и в учебных программах, и в лабиринтах кампуса, и в районах города. Сам Лэй в настоящее время обучается в магистратуре Института филологии и языковой коммуникации нашего университета на профиле «Русский язык как иностранный».

— Лэй, расскажите о себе. Где именно вы жили в Китае? Как и когда выучили русский язык?

— Мы жили во Внутренней Монголии (есть на севере КНР такая провинция), в городе Якши. Это примерно в четырёх часах езды от Маньчжурии. Когда мне было шесть лет, вместе с мамой мы переехали в Красноярск (она работала переводчицей). Несколько лет я учился в обычной средней школе № 86 имени М.Ф. Стригина в Железнодорожном районе, поэтому у меня в Красноярске много друзей и знакомых, всегда готовых прийти на помощь, если понадобится. Потом мы вернулись в Китай, где я окончил школу. Поступил на бакалавриат ИФиЯК СФУ. После окончания бакалавриата вернулся в Китай. Поработал два года переводчиком в Шанхае в торгово-экономической компании. Понял, что дополнительные знания не помешают, решил повысить свою квалификацию и поступил в магистратуру ИФиЯК СФУ. Сейчас совмещаю учёбу с работой в вузе, в отделе социально-культурной адаптации и в отделе переводов.

— Помимо русского и китайского какими ещё языками владеете?

— В Красноярске школьником года два-три изучал немецкий. Но потом в старших классах в Китае нам преподавали только английский. Вот и получается, что помимо китайского и русского немного знаю английский.

— Сложно ли абитуриентам из Китая учить русский язык?

— Нелегко. У нас в СФУ есть подготовительное отделение, где их готовят к поступлению. Всё зависит от студента, от его желания и способностей. Некоторые могут за полгода выучить русский разговорный, а кому-то он очень трудно даётся, и на обучение уходит до трёх лет. Произношение у всех обычно «пинается» (в смысле «хромает» — прим. автора) и грамматика тоже.

Буквы в русском языке простые, но спряжение глаголов очень трудно даётся китайцам. Структура языка, построение предложений — абсолютно разные. Например, в русском языке можно сказать «я пошёл в университет», а можно и по-другому: «пошёл я в университет». В Китае только один вариант: «я пошёл в университет» и никак иначе. Кстати, в нашей стране к преподавателям обращаются не по имени-отчеству, а просто называют должность и фамилию. Например, «учитель ВАН» или «преподаватель ЛИ» и т.д. А ещё в Китае сначала всегда пишут фамилию человека, а потом его имя.

— Русский человек мыслит по-другому?

— Да нет, мне кажется…

— О, Лэй! Это вполне себе «русский ответ»!

— Я опытный иностранец (смеётся). Хотя моя выпускная квалификационная работа бакалавра доказывает, какие разные ассоциации может вызывать одно и то же понятие в китайском и русском языках. Ассоциативный эксперимент подтвердил различия в интерпретации понятия «человек». Например, русские связывают человека с душой; в китайском языковом сознании «человек» конкретен, для него жизнь — это путь, поступки, судьба. То есть русские оказались идеалистами по сравнению с материалистами-китайцами.

— Как студенты из Китая общаются в Красноярске с местным населением и какую помощь вы им чаще всего оказываете?

— У каждого из них есть сотовый телефон, и они активно пользуются функцией Google-переводчика. Приезжающие сюда ребята неплохо знают английский. Однако в России (и Красноярск не исключение) во многих учреждениях сотрудники не владеют английским языком, и в некоторых ситуациях согражданам может понадобиться моё содействие.

Обычно я спрашиваю, откуда они приехали, из какого города. В Китае есть северный и южный диалекты. В СФУ чаще поступают студенты из Северного Китая, и у них диалект больше похож на мандаринский, который мне хорошо знаком, потому что я жил в северной части Китая. Студенты, конечно же, не просят помощи каждую минуту. Нужен я бываю, когда ребята только приехали в Красноярск, поступают в университет и не знают, какие и где документы нужно оформить, где какой кабинет находится, где столовая и т.д.

— Вы всегда на связи?

— Можно сказать, круглосуточно. Я знаком почти со всеми китайскими студентами. У нас есть собственный чат в мессенджере WeChat, где находятся все наши студенты, и они постоянно задают мне вопросы, а я отвечаю. Недавно один парень обратился с просьбой сопроводить его в поликлинику, где врачи ему сделали небольшую операцию. Бывает, вновь прибывшие просят показать им хорошие супермаркеты (наши студенты сами предпочитают готовить себе еду, потому что русская кухня совсем не похожа на китайскую). Возил я их и в торговый центр «Планета» за покупками. Многие наши ребята общаются только с носителями языка, а мы стараемся сделать так, чтобы они знакомились с русскими студентами, проводим совместные мероприятия. В свободное время организуем им культурную программу.

— А что вы им советуете и чем сами любите заниматься в свободное время?

— Я жил в Красноярске до 15 лет. Это очень красивый город, поэтому меня всегда сюда тянуло. Люблю показывать гостям из Китая часовню с пушкой на Покровской горе, вожу их в Бобровый лог, на Столбы, знакомлю с окрестностями. Природа здешняя им очень нравится и чистый воздух. Когда позволяет время, организую экскурсию на Красноярскую ГЭС. Любят ребята ходить в спортзал, в бассейн «Политехник», в кино. А я зимой обожаю кататься на сноуборде в Бобровом логу, тоже хожу в бассейн, а летом — велопрогулки по острову Татышев.

— На будущий год вы заканчиваете магистратуру. Какие планы на будущее?

— Скорее всего, останусь здесь. Очень нравится мне моя работа — всё время знакомлюсь с новыми людьми, устанавливаю интересные связи. Да и местную кухню я полюбил, особенно котлеты, шашлык и пирожки.

— Напоследок: какую книгу на русском языке прочитали от корки до корки?

— «Последний поклон» Астафьева.

Вера КИРИЧЕНКО