Пока одни вопросы

Тема опроса в сегодняшний номер звучала так: университет становится автономным учреждением; какие риски и возможности вы видите в связи с этим? Однако, с ответом на вопрос всё оказалось не так просто. Практически никто из преподавателей ничего не мог сказать на эту тему – «мы не компетентны!». Но некоторых «посвящённых» всё же найти удалось, хотя они скорее ставят свои вопросы, чем отвечают на заданный.

Татьяна Васильевна Тарасенко, доцент кафедры русского языка, Институт филологии и языковой коммуникации:
«Мне кажется – принципиально ничего не изменится от того, что мы станем автономным учреждением. Говорится, что вуз должен больше зарабатывать. Но университет не предприятие, которое выдаёт готовый продукт. Он мог бы зарабатывать, но не при такой нагрузке у преподавателей. Предполагается, что преподаватель будет писать гранты, выполнять какие-то научные разработки, которые потом будут применяться на производстве. У меня был опыт написания пяти грантов, но они все создавались на голом энтузиазме. Например, мы с коллегами уходили в отпуск, но не отдыхали, а работали над проектом. Получаются такие ножницы: с одной стороны, преподаватель заинтересован финансовой стороной, но с другой – общая нехватка времени не позволяет вести такую деятельность. Федеральные университеты изначально создавались для того, чтобы они могли сами зарабатывать, а не только получать деньги из государственного бюджета. И зарабатывать можно. Но нужно иметь условия для реализации своих научных желаний. Пока я этих условий не вижу».

Людмила Винская, доцент кафедры журналистики, Институт филологии и языковой коммуникации: «В связи с переходом на автономное учреждение рождается неуверенность… Нас посадили на корабль и назвали «Федеральный университет». Теперь сказали – вы пойдёте в автономное плавание, но не дали карт, не объяснили конечный пункт, не обозначили, в какие порты мы будем заходить, где будем запасаться пресной водой и дадут ли её вообще, или только когда мы упадём бездыханными, нас ею будут приводить в чувство… Я понимаю так, что мы выходим в какое-то пространство, где самим придётся зарабатывать деньги. Не представляю, каким образом это может делать университет. Получается, что вуз превращается в рыночный придаток, да и уже стал таковым, ведь студенты платят за обучение. Федеральный университет, как мне кажется, на то и федеральный, что его должно содержать государство. Денег в нашей казне для этого достаточно. Получается, что становление СФУ только началось, а нас уже бросают на произвол судьбы».

Александр Владимирович Усачёв, доцент, Гуманитарный институт: «Основной и достаточно серьёзный риск в том, что законодательная база ещё не готова. Во-первых, нет опыта работы университета в таком статусе, а во-вторых, меняются все процедуры в вузе (например, это касается госзакупок, возможно, налогообложения и т.д.). Получается, что нормативная база не сформирована. А возможности – это прямой выход на рынок и коммерциализация всех результатов научной, хозяйственной и прочей деятельности университета. Преподаватели должны отказаться от простого теоретического обучения. Я думаю, от перечитывания лекций нужно уходить в сторону обучения на реальном предприятии. А автономность как раз и подразумевает, что будет такое предприятие, на котором студент одновременно сможет учиться, проходить практику и работать. И на выходе у него будет базовый опыт. Это должно стать большим плюсом».

Сергей Андреевич Сагалаков, доцент кафедры аналитической и органической химии, зам. председателя профкома работников СФУ: «По моим представлениям, основные опасения связаны со следующими рисками: сокращение числа образовательных программ (специальностей и направлений); увеличение доли платных услуг, сопутствующих обучению; сокращение работников университета. И в конечном итоге – смены профиля деятельности вуза, банкротство автономного учреждения. Но это в случае самого пессимистичного сценария».

Алексей Сергеевич Новиков, магистр психологии, старший преподаватель кафедры социологии Института педагогики, психологии и социологии: «Базовая проблема заключается в том, что сама необходимость перехода к автономной организации не понятна очень большому числу сотрудников университета и студентам. Аргументация, как правило, строится вокруг того, что «ухудшения положения не произойдёт», но я бы не сказал, что эта аргументация достаточна. Это очень точно отражает и наиболее распространённые социальные ожидания, а точнее, их отсутствие. То есть и преподаватели, и руководство, и студенты просто-напросто НЕ ЗНАЮТ, чем чреват переход к автономной организации. А когда люди не могут предсказать последствий – им свойственно ждать, что положение дел, по меньшей мере, не ухудшится. Что касается плюсов, то здесь можно отметить, например, что переход на АУ даёт университету больше самостоятельности, что очень важно при планировании образовательных стратегий в наше быстроменяющееся время».

Олеся Герасименко
Средняя оценка: 3.2 (проголосовало: 13)