Эссе
Читайте тексты победителей

Конкурс эссе в рамках «Дней русской словесности» проводился среди четырёх категорий участников. Работы оценивались по таким критериям, как глубина раскрытия темы и оригинальность, грамотность, стилистическое оформление. Проверяющей комиссии было нелегко: все работы очень интересны, и каждая из них заслуживает внимания. Но конкурс есть конкурс. Предлагаем вашему вниманию тексты победителей конкурса — всех четырех категорий участников.

Первое место среди журналистов заняла Людмила ВИНСКАЯ

Дуэль продолжается

Чёрная речка. Дуэль. Первым стреляет Дантес. Пушкин падает в снег. Поэт ранен. Смертельно. Через несколько дней литератор Владимир Одоевский напишет знаменитый некролог. «Солнце нашей поэзии закатилось!» Солнце закатилось, но осталась солнечная пушкинская поэзия, его блистательный русский язык. Чего стоит одна лишь строка: «Мороз и солнце!» Вроде бы всего-навсего метеосводка. А сколько в этих словах аромата, свежести, ликования. Простота - да. Но простота гениальная...

Сколько же лет прошло с той роковой дуэли? Уже 173 года! Тогда почему же меня не покидает ощущение, что она продолжается и сейчас, в третьем тысячелетии? Почему кажется, что каждый день звучат выстрелы и пули попадают в цель? И почему на том месте, где стоял Дантес, мерещатся мне лица моих коллег-журналистов, играючи вскидывающих стволы Лепажа и бьющих без промаха.

Ах да! Они же стреляют в русский язык. Они убивают язык Пушкина, и ни тени раскаяния на их лицах. Да и как произносящие простые русские фразы могут раскаиваться, если они и не подозревают, что именно они творят. Они безграмотны. Можно ли их, печатающихся в газетах, появляющихся на телеэкранах и в радиоэфире, винить в этом? Допустим, если у человека нет музыкального слуха, он в этом не виноват. Согласна! Но при одном условии: если обладатель такого слуха не пытается возомнить себя оперной звездой и не лезет на сцену, чтобы подвергать мучению всю страну, вынуждая ее слушать фальшивое пение.

Поэтому безграмотные журналисты, обожающие, кстати, именовать себя то «известными публицистами», то «телезвездами» и демонстрирующие широкой аудитории свои кошмарные лингвистические конструкции, виноваты. Это аксиома! Не умеешь говорить на чистом русском - молчи. Не умеешь без ошибок писать - не пиши. Как всё просто - до гениальности!

Но как хочется быть солнцем, хотя бы маленьким. Хотя бы себя, любимого (любимую), обогреть лучами славы. А русский язык потерпит: он же великий. И к тому же - могучий! Сколько же на могучем теле сегодня паразитов, и несть им числа. И спасения от них нет! Изо всех щелей лезут... Они не слышат даже самих себя, своей речи. Куда уж им до того, чтобы послушать других. Хотя бы Константина Паустовского... «По отношению каждого человека к своему языку можно совершенно точно судить не только о его культурном уровне, но и о его гражданской ценности. Истинная любовь к своей стране немыслима без любви к своему языку. Человек, равнодушный к родному языку, - дикарь. Он вредоносен по самой своей сути, потому, что его безразличие к языку объясняется полнейшим безразличием к прошлому, настоящему и будущему своего народа».

А журналист, распространяющий ошибки, вредоносен втройне. Из эфира то и дело доносится, уже почти ставшее нормой лишнее «Н»... «Вчера произошел такой инциНдент... ПрецеНдентов еще не было... В его компеНтентности можно усомниться... Дверь была защищена стареньким дермаНтином...» Попытайтесь доказать этим грамотеям, что они безграмотны и потому вредоносны. Пожалеете, что связались. Вы кто? А они - звёзды! Они вам могут возразить, как иногда возражают в эфире: «Надо же понимать об этом! Мы же всё с колес гоним». Понять это трудно именно потому, что они «понимают об этом».

«Многие утверждают о том, что черные лучше белых танцуют степ», - автор этого перла телеведущий СТС Андрей Анкудинов. «Судя из этого разговора, выясняется..." - данная конструкция создана Михаилом Осокиным в эфире новостей НТВ. Хочется воскликнуть: «БеспрецеНдентно!»

«Одна снежинка, ещё не снег, еще не снег... Одна дождинка - ещё не дождь...» Так поётся в одной старой забытой почти песенке. Может, я преувеличиваю? Одна ошибка, оговорка, неточность - ещё не трагедия. Если бы одна! Девятый вал уже накатился на державу. Штормит от зари до зари. Попытайтесь побарахтаться в вербальных волнах... Не выплыть даже сильному пловцу - так силен натиск.
«Эта номинация занимает большое и важное значение... Сейчас ваши аплодисменты вырастают еще больше!" - Игорь Верник был красив, но красота его померкла после этой фразы.

Тележурналист Отар Кушанашвили внес свою лепту в продвижение ляпов: «Некоторые люди, особенно с нашего поколения..." Ему то и дело вторят коллеги из всех городов, в том числе и из Красноярска. Меня бы они сейчас поправили - со всех городов, с Красноярска. Что ж, я ведь не понимаю ОБ этом ничего. Как не понимаю, почему журналисты постоянно говорят и пишут «малая толика», «малая лепта». Неужели лепта и толика могут быть большими? Это то же самое, если бы вы вдруг сказали: «Маленький малыш»... Хотя даже высокие чины обожают обороты с предлогом «с». Егор Строев, помнится, в ранге председателя Совета Федерации заявил зрителям НТВ: «Виктор Степанович в этот день только что прилетел с Лиссабона». Кто бросит камень в Строева? Если приземлился в Москве, значит, прилетел с Лиссабона.

Но это ещё цветочки, хотя и сорнячочки. Ягодки впереди. Проснетесь вы однажды утречком, а уже новая батарея словарей выпущена. А там свеженькие правила произношения и употребления привычных вам слов... Да-с! Дуэль так дуэль! Кто кого... На каждого знатока русского языка найдется свой Дантес. Найдётся, не сомневайтесь.

Главный либерал-демократ Жириновский изрёк в программе «Сегодня»: «Я пока только в кино одел этот китель..." Одел китель, а заодно и всех филологов обул. Впрочем, не каждый филолог объяснит вам правила употребления глаголов «одел» и «надел», что уж говорить о Жириновском и журналистах! Поэтому и сообщение телеведущего Ильи Костина звучит вполне в духе времени: «Возраст собравшихся уменьшился по меньшей мере вдвое»... Тоже своего рода новаторство.

А мое настроение уменьшается, по меньшей мере, в десять раз от прикосновения к таким шедеврам...

«Более говорить о сем не имеем силы, да и не нужно; всякое русское сердце знает всю цену этой невозвратимой потери, и всякое русское сердце будет растерзано». Что это? А-а... это же из некролога. Но всякое ли русское сердце осознает, как бесчеловечно терзает ныне российское сообщество журналистов свой родной язык? Ответ известен: нет!

Дуэль на Черной речке продолжается. Выстрелы гремят беспрестанно. Русский язык беззащитен. Он уже ранен. Смертельно.

Пушкиных нет. А дантесов - всё больше.

Первое место среди иностранных студентов заняла Ли Шихень (студентка института Востока)

1место рки(.doc, 26,5 кб)

Первое место среди учителей-словесников заняла Людмила Михайловна БАРКОВА (лицей № 9)

Как я воспитываю любовь к русскому языку и литературе

В раннем детстве каждому ребенку ставят прививки от кори, ветрянки и других опасных для его здоровья болезней. Уроки русского языка и литературы тоже могут стать своеобразной прививкой от душевной черствости, духовной скудости, умственной ограниченности, языкового невежества и других нравственных и интеллектуальных недугов. Если продолжать размышлять на языке метафоры, то можно сказать, что лучшей вакциной от всех этих болезней является любовь к русскому языку и родной литературе.

Много лет назад я догадалась, что в школе даже самому романтически настроенному учителю трудно сохранить в себе всё то, что необходимо передать нежному детскому возрасту. У учителя с годами притупляется острота восприятия мира, в том числе всего художественного. А когда это происходит, никакой любви ни к чему не воспитаешь, а уж к русскому языку и литературе тем более. Нужно постоянно наполнять себя свежими впечатлениями, радовать интересными открытиями, волновать событиями. Вот я и решила каждое лето составлять «звёздные» маршруты и совершала паломничества в дворянские усадьбы к любимым писателям: в Ясную Поляну к Толстому, в Спасское-Лутовиново к Тургеневу, в Михайловское к Пушкину… Вот так объехала я всю среднюю полосу России и собрала ценную неповторимую информацию о писателях.

Итак, в моей педагогической практике появились уроки-биографии, главным нервом которых стали личные впечатления. На таких уроках очень важно начало. И если оно яркое, необычное, ученики его запомнят на всю жизнь, еще и своим детям расскажут. Например, урок, посвященный биографии Л.Н. Толстого, начинаю с рассказа о том, как я искала могилу писателя в Ясной Поляне: «Я долго шла по аллее с указателями, дошла до ее конца, но ни могилы, ни памятника не увидела. Стояла в растерянности, пока случайно не обратила внимание на холмик справа. И только по кресту, на котором значилось, что здесь покоится прах великого писателя, поняла, что это и есть то, к чему я шла...» А урок, посвященный М.Ю. Лермонтову, начинаю с рассказа о детской комнате в Тарханах. О том, что сохранились многие подлинные вещи маленького Миши. Это и шахматы, и детские рисунки, и впукло-выпуклый глобус. Иногда показываю памятные вещи, привезенные, например, из Михайловского. Есть у меня камешек с аллеи Керн. Он желтый, там же песчаники. И тут уж как не вспомнить не только о романтической встрече поэта с А.П. Керн, но и о природных событиях в тех местах, куда поэт был сослан на два года. Говорю о том, что земля в тех краях песчаная, поэтому во время бурь деревья валятся, как свечки. А бури там бывают страшные, сами видели. «Буря мглою небо кроет, вихри снежные крутя...» Александр Сергеевич очень точно воссоздал картину всего того, что происходит и ныне в тех северных краях. Уверена, что личные впечатления играют очень важную роль в воспитании любви к литературе. Поэтому устраиваю экскурсии в литературные музеи, а если есть возможность – встречи с писателями. Мои выпускники всегда вспоминают короткую встречу с В.П. Астафьевым в Театре юного зрителя, когда писатель пришел на спектакль «Звездопад». Виктор Петрович дал автографы и ответил на вопросы детей. Так вот, программки с этими автографами сейчас уже взрослые люди хранят, как семейные реликвии. Возила своих детей по Пушкинским местам. И Царскосельский лицей, и Пушкинские горы, и сама дорога на Псковщину так поразили воображение юных паломников, что никакие рассказы о Пушкине на уроках никогда не сравнятся с этим важным событием в культурной жизни детей.

Чтобы привить любовь к чему-то, надо очень сильно любить и самому это что-то. С большой любовью я отношусь к риторике: именно в этом школьном предмете скрыты невероятные возможности для гармоничного воспитания ребенка. Но результат может превзойти все неожиданные предположения, если русский язык преподавать в единстве с риторикой. Суть проста: ребенок, изучая риторику (ораторское искусство, теорию спора и аргументацию, речевые жанры и еще многое другое), начинает понимать, зачем ему нужно хорошо владеть и богатой лексикой, и умением строить сложное предложение, и создавать собственный текст, и правильно расставлять запятые, и знать орфографические правила. Вот мои дети это хорошо поняли, и многие научились использовать язык в любом общении как удобный инструмент. Красивый и удобный инструмент для создания ли поздравительной речи, для презентации ли своего научного исследования, для доклада ли на уроке физики, для убеждения ли родителей купить новый сотовый телефон, для любовного ли объяснения. И ах как жаль, что наше чиновное высокое образование не догадывается ввести риторику как школьный обязательный предмет. Ведь не случайно же Т.А. Ладыженская (я взяла у нее интервью) сказала, что даже в самом куцем варианте риторика в школе обязательно нужна. Если же о любви, то я люблю свой предмет. А дети? Они это прекрасно понимают, и им тоже больше ничего не остается...

На уроках русского языка люблю с детьми писать сочинения. Сочинения разных жанров. «Спасибо за урок» или «до свидания» говорят дети, когда уходят из класса. Спасибо - это самый высокий балл за всё, что произошло на уроке. Это как в театре продолжительные аплодисменты. Но школа – это не театр. Никаких репетиций к уроку не бывает. Хотя учителя можно назвать режиссером настроения, успеха. У нас, учителей, есть даже свой режиссерский «инструментарий». Это разные приемы, их еще называют новейшими технологиями. Но вот парадокс: иногда и к уроку ох как хорошо готов, и в совершенстве владеешь этими самыми технологиями, а спасибо, увы, нет. А бывает, придешь на урок, глянешь в окно, а там... Только-только залили школьный каток, который превратился в одно большое зеркало. И в этом зеркале отражаются опушенные инеем тополя. Успеваю показать это детям и прошу написать небольшое сочинение. Получились сочинения-описания. Другой жанр сочинения – рассуждение. Дети пишут слова, любые, а потом еще другие – по ассоциации. Задание: написать сочинение, постараться включить все записанные слова. И получаются сочинения-рассуждения про любовь, про Вселенную, музыку. Да мало ли какие ассоциации могут возникнуть у маленьких философов-пятиклассников. Главное – было интересно. А после звонка режиссер-учитель получает свое заветное «спасибо за урок».

Однако школьные сочинения значительно отличаются от газетных и журнальных статей, то есть публицистической письменной речи. И это проблема школьного обучения, так как в реальной жизни часто возникает необходимость создать какой-либо общественно значимый текст. В нашем лицее издается журнал «Клуб ОК». И это прекрасная возможность научить ребят с удовольствием читать хороший журнал и, естественно, писать в него. Вот этому-то я их и учу. Радостно сознавать, что и университетская журналистика в рамках мероприятия «Журфак ТЕСТ-ДРАЙВ» обратила внимание на школьную прессу. Много полезного услышали и юные журналисты, и преподаватели на конкурсе...

Человек ведь обычно любит то, чем он с удовольствием занимается. Вот уже много лет я привлекаю детей к исследовательской работе. Надо честно сказать, что серьезного исследования в области литературоведения даже от старшеклассника ждать не стоит. Язык – вот та область, в которой есть и ребенку место. Например, в этом году мой девятиклассник с удовольствием работал над темой «Языковая картина мира в пословицах и поговорках В.И. Даля». И «наковырял» там довольно любопытные факты. Ведь словарь пословиц и поговорок Даль составлял не по алфавиту, а по темам. Например, «Муж и жена». Так вот, большинство пословиц прославляют мужа и осуждают жену. В пословицах «Милость – кара» наблюдается явное предпочтение наказанию, палке, каре. Странно! Эта работа на районном НОУ была рекомендована на краевой конкурс.

Я полагаю, что у учителя русского языка и литературы особая миссия – прививать своим питомцам любовь и к родному языку, и к родной литературе. Уверена, что это и есть та панацея, которая может спасти от всех тех духовных и интеллектуальных болезней, поражающих сегодня нашу молодежь еще быстрее, чем свиной грипп.

Первое место среди студентов-филологов заняла Дарья СУБОЧ (СФУ)

«…Мы сохраним тебя, русская речь...»

Мужество
Мы знаем, что ныне лежит на весах
И что совершается ныне.
Час мужества пробил на наших часах,
И мужество нас не покинет.
Не страшно под пулями мертвыми лечь,
Не горько остаться без крова,
И мы сохраним тебя, русская речь,
Великое русское слово.
Свободным и чистым тебя пронесем,
И внукам дадим, и от плена спасем
Навеки.
А.А. Ахматова, 1942 г.

Разве не странно?
Кругом война, осажденные города, голод и смерть, «пули свистят по степи», а Анна Ахматова пишет стихи о … русской речи. И мало того – стихотворение становится всенародно любимым. Несложно представить, какую внутреннюю бурю и подъем рождали эти строчки в душе русского человека, чьи родные земли «находились во власти немецких оккупантов». И вряд ли у кого-то в те страшные дни могло возникнуть недоумение, которое недавно возникло у меня: «причем здесь русская речь?». Страх потерять свой национальный облик, потерять «великое русское слово» конкретизировался в голосе Анны Ахматовой (которая – без лишнего пафоса – говорила народными устами), страх Значит, язык (русский язык!) – это самое дорогое, что есть у нации (русской нации!)? Значит, слово – та основа, на которой она держится и сохраняет свою целостность? Отобрать слово – значит вырвать корень; без него все разрушится, сгорит и развеется по ветру – без следа. А этого никак нельзя допустить.

По всей видимости, это понимали и принимали люди, все безоговорочно, в критический период их жизни. Сейчас же, в эпоху массового и, если можно так выразиться, «маниакального благополучия» (погони за наслаждениями и комфортом), мысли о сохранении «великого русского слова» оказываются далеко на периферии общественного сознания (если вообще оказываются). Это грустно, страшно, но и закономерно. Так уж устроен несовершенный человек: он не будет думать о неблагоприятных последствиях в момент, когда у него «все хорошо».

Интересно другое: именно за язык цеплялись люди, которым требовалось найти силы и мужество для борьбы. Где можно отыскать более показательный пример того, какой важностью обладает сохранность родной речи?

И что значит «сохранить язык»? Не перебарщивать с иноязычными словами (именно не перебарщивать, потому что мы заимствуем не только слова – мы заимствуем явления из «другой» жизни, а язык – это вербализация явлений), исключать обсценную и жаргонную лексику (опять же, оговорка: на мой субъективный взгляд, не имеют жаргона и мата только мертвые языки; среднестатистический живой и воспитанный человек неизбежно допускает их в своем речевом поведении время от времени. Возможно, это связано со странным, но неотступным желанием иногда «нарушать правила», несмотря на то, что негативное влияние на человеческое сознание таких слов доказано; стремление смешать верх и низ – что-то древнее и закоренелое для общества. По сути, все перечисленное - это простой свод правил, который понятен каждому. «Да, я все это знаю. Нам говорили еще в школе». Знают все. Но как прочувствовать? Ведь это та область знаний, которая никак не применима к жизни, не влияет на восприятие действительности.

Лично для меня все просто: однажды я поймала себя на мысли, что испытываю наслаждение, странную радость от того, что слышу в чьей-то обыденной речи исконно русские слова (вроде «давече», «искони» и т.п.). Затем я поймала себя на мысли, что испытываю такую же радость, когда сама их произношу. Такое словоупотребление превратилось для многих в настоящую экзотику, но причина удовольствия не только в этом. «Лишние» слова, когда их становится слишком много, начинают как-то естественно отторгаться языком и вызывать отвращение у говорящего и слушающего, вызывать «коммуникативную усталость». Да, языку, как и любому живому организму, знакомо чувство усталости. Как в свое время «агитпроп на зубах навяз» Маяковскому, так и нам скоро навязнут все «нездешние словеса», и язык придет до некоторой степени к произвольному самоочищению.

По крайней мере, хочется в это верить.

Средняя оценка: 4.2 (проголосовало: 14)