О секретном – совершенно открыто

Владимир Абрамович СТЕСИН, кандидат исторических наук, доцент кафедры политологии и истории Отечества Сибирского федерального университета посвятил изучению темы «Красноярский край в годы войны» большую часть своей жизни (опубликовано свыше 100 научных работ). Порой в архивах историк обнаруживал уникальные документы, которые меняли привычное представление о событиях, происходивших в военное время. Иногда маленький, пожелтевший от времени клочок бумаги рассказывал подробности, которые нигде прежде не описывались. Мы попросили Владимира Абрамовича поделиться своими открытиями малоизвестных фактов из истории края в годы Великой Отечественной войны.

Сейчас благодатное время, можно использовать документы, скрытые прежде от широкой общественности, хранившиеся десятилетиями под грифом «совершенно секретно». Многие из этих материалов я, в силу профессиональной деятельности, мог изучить в стенах архивов, но выносить их копии, а тем более использовать в научных статьях, было запрещено.

Раньше, из-за отсутствия объективной информации, имели место случаи извращения исторической реальности. Вспоминается одна очень неприглядная история. В первой половине 80-х годов была попытка очернить имя красноярца Кикнадзе. Я встречался с этим человеком, беседовал с ним. Он попал в плен во время войны, бежал и оказался в движении «Сопротивление». Это единственный красноярец, который был награждён орденом «Почётного Легиона» за освобождение Франции.

Однако нашлись деятели, которые утверждали, что Кикнадзе чуть ли не сам сдался в плен фашистам и неизвестно откуда добыл себе орден. Мне пришлось сделать запрос в Подольский военный архив, где аккумулируется вообще вся документация, связанная с участниками войны – информация о высокой награде была подтверждена, и все точки над «i» расставлены.

Край в начале войны

Во время войны в Красноярский край было эвакуировано свыше 70 предприятий. Однако и до того, как началась эвакуация, в крае уже была собственная промышленность. Например, ПВРЗ ремонтировал паровозы, фабрика «Спартак» шила сапоги и ботинки для бойцов Красной Армии, работала кондитерско-макаронная фабрика, депо и т.д. Завод «Красмаш» ещё в середине 30-х годов получил заказ на военную продукцию и в первые два месяца войны начал осваивать производство танков (затем оно было перераспределено на Урал), а в сентябре 1941 года предприятие переориентировалось на выпуск зенитных пушек.

Семья моих родственников проживала в том месте, где сейчас здание Енисейского речного пароходства. Они рассказывали, что по ночам спать было невозможно, потому что напротив (на правом берегу Енисея) находился полигон, где сначала испытывали танки, а потом и зенитные пушки. Между прочим, в самый первый год войны нашему краю дали такие заказы на выпуск военной продукции, которые не получал ни один регион.

В 1985 году в архивах Красноярского края и музее депо мне удалось найти информацию и держать в руках страшное оружие, которое выпускало это предприятие – огнемёты. Конструкторы предприятия брали обычную винтовку, прикрепляли к ней банку с жидкостью на газе и керосине, и вся эта армада пыхала огнём в буквальном смысле. Огнемёт сжигал на своём пути всё и вся, а кто держал его в руках, должен был надевать противогаз, – иначе сам мог задохнуться и погибнуть на месте.

К началу сентября 1941 г. депо выпустило и отправило на фронт более 60 огнемётов, а вскоре пришла телеграмма от ГКО (и я обнаружил её в архиве) – приказ прекратить выпуск огнемётов. Почему? Первые бои показали, что оружие опасно не только для врага, но и для своих.

В архиве мне удалось найти подтверждение тому, что ещё до войны краю были спущены планы, в которых предусматривалось освоение многими мирными предприятиями военной продукции. Кроме того, на некоторых крупных предприятиях была введена новая должность (о чём в литературе замалчивалось) – заместитель директора завода по выпуску оборонной продукции. У меня был знакомый – заместитель директора завода ПВРЗ Иван Семёнович Липовцев. Все знают, что до войны это предприятие ремонтировало паровозы, а во время Великой Отечественной оно стало выпускать тяжёлые станковые миномёты.

В течение двух первых недель войны завод должен был выпустить 50 миномётов. Их изготовили в срок и ночью на лошадях повезли испытывать на полигон, на станцию Бугач. Привезли, как позже вспоминал Липовцев, а мина не вылетает; второй заряд – миномёт разлетается пополам. Выяснилось, что не то количество пороха зарядили, и с размером диаметра мины оплошали… Дело дошло до Государственного Комитета Обороны. В архиве я нашёл телеграмму на имя первого секретаря Красноярского крайкома партии Ивана Голубева: «…если Красноярский завод ПВРЗ считает, что страна может обойтись без военной продукции, которую он должен выпускать для фронта — страна обойдётся, но как руководители предприятия потом будут смотреть в глаза бойцам Красной Армии и жителям края?» И подпись — председатель ГКО Сталин. Этого было достаточно. Через две недели миномёты ушли на фронт.

Мобилизация

Уже с первого дня начавшейся войны жители края активно участвовали в военных действиях, начиная с Брестской крепости. Красноярец Иван Кузнецов до войны работал на заводе «Красмаш». В самый канун войны он стал проситься на передовую и добился своего – начало Великой Отечественной встретил в Брестской крепости. Два месяца там сражался, пока не кончились боеприпасы и патроны. После попал в партизанский отряд, а по окончании войны вернулся и продолжал работать на заводе «Красмаш».

Известно, что в самые первые дни войны в крае очень активно шла мобилизация будущих бойцов на передовую. Главный принцип, о котором везде пишется, это добровольность.

Однако это не единственный источник. Мне удалось отыскать в архиве один любопытный документ, о котором до 1991 года нигде не упоминалось. Дело в том, что во второй половине 30-х годов Совет народных комиссаров и Народный комиссариат обороны направили во все тыловые регионы страны мобилизационные планы. И мне попался такой документ. В нём чёрным по белому прописано, что в случае начала агрессии Германии против СССР каждое предприятие и учреждение, имевшееся в данном регионе и не задействованное на нужды фронта, должно было предоставить определённое количество бойцов на передовую, там указывалось, сколько должен поставить лесотехнический институт, сколько кондитерско-макаронная фабрика и т.д.

Очевидцы рассказывали, что в первые дни войны пройти по Красноярску было невозможно: все центральные улицы, в том числе и проспект Сталина (нынче проспект Мира), были буквально забиты народом. Толпы штурмовали горком и райкомы партии, комсомол, призывные пункты, несмотря на то, что заводам края не хватало рабочих рук.

Красноярцы на фронтах войны

В крае было сформировано много воинских соединений, которые прошли всю войну с первого дня. Первая воинская часть, сформированная во второй половине 30-х годов – 119-ая стрелковая дивизия. Боевое крещение её состоялось на Хасане, Халхин-Голе. Затем эта дивизия принимала участие в советско-финской войне, а после её окончания соединению был отдан приказ вернуться обратно в Красноярск и расквартироваться в районе нынешней Зелёной Рощи. Вскоре бойцы заложили там парк Победы. Соединение прошло путь от начала войны и до конца.

Первым командиром этой дивизии был генерал Андрей Сергеевич БЕРЕЗИН. Генерал командовал этим соединением до 1942 года, а после путь командира теряется. Ни в одном архиве невозможно проследить его дальнейшую судьбу… По некоторым источникам, в 1942 году под Москвой во время артиллерийской атаки генерал погиб. По другим данным, он якобы пропал без вести. И даже Подольский архив не даёт объяснение, куда делся этот человек. Существовала легенда, что, выходя из окружения, Березин попал в плен. Потом якобы его сумели отбить, но впоследствии он долго находился в концлагере. Такое предположение высказывали представители совета ветеранов 119-й стрелковой дивизии.

Мало изучено в литературе и другое событие. В начале войны в Ачинске была сформирована 301-я дивизия, перед которой стояла задача – участвовать в боевых действиях на центральном направлении. Её спешно отправили под Москву (оружия не хватало – одна винтовка на десять солдат). Под Москвой она попала в окружение и была полностью разгромлена. Бойцам, вырвавшимся из окружения, удалось вынести с собой Красное знамя. Впоследствии они влились в партизанские отряды. Мне удалось выйти на след одного из участников данного соединения, который был ранен и, выходя из окружения, попал в деревню, где его вылечили местные крестьяне. Это офицер Иван Павлович КОМЛЕВ. Когда раны зажили, он сформировал легендарный партизанский отряд «Мстители», о котором сообщалось в польских газетах, а в нашей прессе – никаких упоминаний, потому что у нас тема партизан вообще была долгое время закрыта. Отряд воевал и в Белоруссии, и в Польше, да так, что фашисты в страхе направляли против него дивизию СС «Мёртвая голова». Только на границе между Польшей и Германией враги смогли уничтожить отряд, и Комлев погиб. Польские газеты писали, что «Мститель» помогал освобождать территорию их страны.

Большинство красноярских соединений воевали в годы войны именно на северо-западном направлении. Это и 309-я Пирятинская стрелковая дивизия, 374-я, 378-я, 382-я стрелковая и 392-й артиллерийский полк – все они были сформированы в начале войны и отправлены под Новгород, Ленинград. Серафима АКСЕЛЬРОД — учитель географии красноярской школы № 19, возглавляет группу «Поиск», и под её руководством ребята разыскивают останки бойцов красноярских соединений, которые воевали в этих направлениях.

Во время Великой Отечественной войны свыше 180 красноярцев были удостоены звания Героя Советского Союза.

Степан Иванович КРЕТОВ – единственный житель нашего края, удостоенный звания Героя Советского Союза дважды.
Красноярский лётчик Николай Иванович ТОТМИН в годы войны первым совершил лобовой таран фашистского самолёта «Мессершмитт». Ему присвоено звание Героя Советского Союза посмертно.

В конце 1941 года в крае стали формироваться лыжные комсомольские батальоны, состоящие из мужчин и женщин. Первый ректор Красноярского политехнического института Василий Николаевич БОРИСОВ воевал в составе такого батальона под Москвой и прошёл славный путь.

Многие наши земляки воевали в партизанских отрядах в Карелии, а также в центральной части страны и на юго-западе. Более 50 красноярцев сражались на оккупированных врагом территориях в данных отрядах.

Расскажу историю человека, который приходится мне родственником, это легендарная личность — Иван ПАЛЬДЯЕВ. Во время Гражданской войны он сформировал партизанский отряд, который воевал с колчаковцами, потом в

30-х годах занимал партийную должность. В 1937 году репрессии не обошли эту семью. И. Пальдяев был исключён из партии, семья была переселена из квартиры в стайку. Перед самой войной Пальдяев, видимо, чувствуя, что его вот-вот могут арестовать, со всей семьёй уехал в Краснодарский край, где у него не было ни знакомых, ни родственников. Когда началась война, он создал и командовал партизанским отрядом, а его жена А.А. Карпова была комиссаром отряда. Отряд базировался в лепрозории, куда фашисты даже не совались, боясь получить какую-нибудь заразу. Это помогло бойцам выстоять. Партизаны воевали вплоть до освобождения данного региона, а командир продолжал жить в Краснодарском крае до начала 90-х годов. Об этом отряде писал в своих воспоминаниях руководитель штаба партизанского движения Пономаренко.

Край и эвакуация

Эвакуация осуществлялась на протяжении всей войны, и процесс этот был очень тяжёлым. В самом начале войны из прифронтовой полосы — Сумской области (это Украина) в Красноярск вывезли фабрику № 6 по производству пороха. Погрузили оборудование в два эшелона. Первый эшелон во главе с директором предприятия Раскиным (впоследствии директором красноярского завода «Квант») успешно добрался до места назначения, а у второго состава, который ушёл за час до прихода фашистов, враги смогли уничтожить треть вагонов.

В Красноярске предприятие разместили на улице Красной Армии, куда прямо от железнодорожного вокзала были проложены рельсы. Людей поселили в подвалах, бараках, и они стали строить будущее предприятие. Железная дорога выделила старый отработавший своё паровоз, и тот отапливал возводимые цеха. А в 1942-м году фабрика уже выпускала порох, а затем и фотоплёнку, которая устанавливалась на аэростатах и самолётах для съёмки фашистских военных объектов.

Мало кто знает, что в годы войны в край было вывезено пять мединститутов. Четыре — из Ленинграда и один из Воронежа.

Мне рассказывал ректор Подзолков, что в январе 1942 года, когда было принято решение об эвакуации Ленинградского мединститута, людей сначала повезли в эшелонах в район Пятигорска. Все устали от длительного переезда. Машинист дал 20 минут – слева голое место и справа. Люди рассыпались, и тут на их глазах стал приземляться немецкий десант. Прозвучал приказ: «По вагонам!» Эшелон гнали до первой узловой станции, развернули и — в Сибирь.

На базе пяти эвакуированных медицинских вузов в 1942 году был создан Красноярский мединститут, который в сентябре открыл двери, а через год – досрочно выпустил первые кадры, которые отсюда уходили на передовую и участвовали в боевых действиях.

И вот ещё о чём мало известно. В июле-августе 1941 года в Красноярске находилось 16-17 эвакогоспиталей, которые в основном размещались в школах. В начале 1942 года, благодаря помощи речного пароходства, на Енисее появился плавучий санаторий для раненых бойцов. Многие красноярцы в годы войны не только помогали эвакуированным раненым, но и работали в прифронтовых госпиталях, которые находились на передовой. Эта тема вообще долгое время была закрыта, что, видимо, связано с потерями 1941 года.

Мало кто знает, что Николай Иванович ЗАХАРОВ – впоследствии доктор медицинских наук, основатель школы урологии в нашем городе – был рядовым врачом в госпитале Тулы, где делал раненым бойцам сложнейшие операции без наркоза. Тут же оперировала и его супруга Нина Францевна БАДЭР.

Бои местного значения

Хотя наш край был тыловым регионом вдали от фронта — боевые действия здесь тоже велись. Когда началась война, фашисты,
оккупировав многие моря, наводнили Карское море подводными лодками, и они действовали вплоть до 1942 года, мешая продвижению конвоев наших союзников с грузами (корабли везли для бойцов Красной Армии технику, оружие, снаряжение). В своё время мне на глаза попалась газета «Красноярский рабочий» (начало 1942 года). В номере сообщалось, что немецкая подводная лодка сумела дойти до порта Игарка и там была уничтожена.

Ещё в середине 20-х годов Англия передала Германии ряд тяжёлых, устаревших, как считало английское руководство, крейсеров: «Блюхер», «Адмирал Шеер», «Карлсхорст», «Тирпиц». В 1941 году, когда фашисты потерпели поражение под Москвой, они вплотную занялись идеей перерезать пути следования конвоев союзников. И с этой целью немецкий штаб военно-морских сил, который возглавлял адмирал Дениц, разработал план операции в Карском море под названием «Вундерланд» («Страна чудес»). Ставка делалась не на подводные лодки, а на тяжёлые надводные корабли.

Фашисты, готовясь к указанной операции, выбрали для этой цели тяжёлый крейсер «Адмирал Шеер», который находился в то время на немецкой военно-морской базе оккупированной Норвегии. Крейсер был оснащён бронёй, пулемётами, пушками и даже самолётом-разведчиком.

В июне 1942 года штаб ВМС Третьего рейха получил сведения о том, что союзники готовят к отправке новый караван с грузами, и маршрут пройдёт по Карскому морю через Красноярский край. В соответствии с планом «Вундерланд» фашисты решили разгромить данный караван.

23 августа 1942 года «Адмирал Шеер» потерялся из порта Нарвик, и обнаружить его никто не мог. Английское посольство неоднократно делало запросы, обращаясь в народный комиссариат ВМФ Советского Союза, о том, что крейсер бесследно исчез, и неизвестно, чем всё закончится.

25 августа у нас в крае произошли громкие события в районе Диксона, где работал тогда небольшой пароход «Александр Сибиряков». Он перевозил от одного мыса на другой почту, людей и питание для метеостанций. Когда корабль осуществлял очередной рейс, на его пути внезапно возник тяжелый крейсер без опознавательных знаков. В то время из центра ВМФ СССР пришло сообщение о том, что «Шеер» пропал в неизвестном направлении и может появиться в данном регионе. Когда сибиряковцы увидели крейсер, они стали телеграфировать о нежданном госте на Диксон. Командир крейсера — адмирал Медсен-Болькен перехватил сообщение и дальше засекречиваться ему не имело никакого смысла. На всей скорости он пошёл на «Сибирякова», требуя дать информацию о военных
объектах. Начались переговоры, которые закончились тем, что крейсер обстрелял сибиряковцев. С помощью шлюпки те пытались уйти от преследователей, но в результате все 12 человек оказались в трюме «Шеера». Узнав о том, что конвой прошёл на два дня раньше положенного срока, и понимая, что операция сорвалась, командир крейсера дал команду уничтожить порт Диксон.


Памятник защитникам Диксона

Утром 27 августа 1942 года под прикрытием тумана «Адмирал Шеер» стал приближаться к порту. На Диксоне в то время находилась старая довоенная техника, пушки, готовые к отправке на передовую… Но пришедшая поздно вечером телеграмма о том, что немецкий пират может в любое время появиться в данном регионе, эвакуацию замедлила. Технику разгрузили и рассредоточили. Руководил обороной Диксона лейтенант Корняков (я знаю его сына, бывал у него в Москве, он собрал большой архив об отце). Под утро завязался бой. «Шеер» обстрелял часть зданий, пострадало антенное поле, начался пожар. Получив несколько пробоин, крейсер ушёл в Нарвик.
На этом фашисты и завершили действие надводных кораблей в данном регионе, а вот подводные лодки немцев действовали в Карском море вплоть до сентября 1945 года. Они мешали продвижению конвоев и мирных кораблей, пытались обстреливать объекты. В сентябре немецкие подлодки стали уходить в Южную и Латинскую Америку.

Сегодня широко известен факт, что в начале войны через Красноярск была проложена трасса «Аляска-Сибирь» с целью доставки самолётов союзников в нашу страну для использования их на передовой. Однако нигде не сообщалось, что в 1941 году, когда в нашу страну на переговоры спешил личный представитель президента США Уэллс, он летел через Аляску и делал остановку в Красноярске. Здесь ему устроили приём, два часа длилась беседа с руководством крайкома и крайисполкома. Было достигнуто соглашение, что в Красноярске откроют два аэродрома.

Самолёты начали перегонять в 1942 году. Достоверно известно, что в небе над нашим городом в то время пролетали двухмоторные B-25 «Mitchell». На таких самолётах американцы на самом деле впервые бомбили Японию, как это показано в художественном фильме «Пёрл Харбор».