Без войны — как на войне

Удивительный факт: имя участника Великой Отечественной войны Владимира Ивановича Герасимова в своё время числилось не только в списке преподавательского состава Института цветных металлов и золота, но и в списке ... студентов!

— Да, 40 лет назад, в год 100-летия В.И.Ленина, я практически одновременно получил звание подполковника и диплом инженера-металлурга, - подтверждает Владимир Иванович. - Для меня это было очень важно - высшее образование, а молодость прошла в такое время, когда было не учебы...

Коренной сибиряк, Владимир Иванович родился в деревне Ной Партизанского района девятым, последним ребёнком в большой семье Герасимовых. Первое яркое впечатление, связанное с детством, - арест отца в начале 30-х. Конечно, никто ничего не объяснял, это потом он узнал, что знающие люди советовали Ивану Григорьевичу «ничего не подписывать», и, может, поэтому дали ему всего три года... Вернувшись, отец собрал всё своё семейство и увёз в тайгу, на золотые прииски в верховья Маны.

— Там мы прожили 7 лет, - рассказывает Владимир Иванович. - Этот период особенно хорошо помню: вытаскивают воротком бадью с рудой, а я уже наготове с лоточком. Папочка или старший брат ещё лопатку-другую золотой породы подбросят. Идёшь на речку и в ледяной воде скрябаешь, как можешь. На «спичку» намоешь - считалась, одна десятая грамма, разрешали купить что-нибудь себе, сандалики, например, или конфеты-«подушечки». До сих пор помню их вкус.

Когда началась война, мне было 14 лет. Старшие братья ушли на фронт - из семерых не вернулся только Илья, перед самым концом войны погиб в Польше. Так что остались на прииске старики да такие, как я - пацаны. Толку от нас было мало: труд тяжёлый, содержание золота мизерное, в конце концов, нерентабельный прииск закрыли, а мы с семьёй выехали в Манский район. Как только мне исполнилось 15 лет, через райвоенкомат нас, ребят, отправляют на заготовку леса в Партизанский леспромхоз. Трелёвка, обработка, вывоз - всё на лошадях...

Еда скудная, работа труднее, чем в шахте, а в единственный выходной осваивали азы военного дела. Но выдержал. После лесозаготовок устроился в транспортную контору: от станции Камарчага на золотые прииски Жайма возил всё необходимое для старателей - соль, крупы. 200 километров пути проходили за три дня, нередко помогая лошадям подниматься в гору... Именно за это, годы спустя, был награжден медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

В 1943 году, когда исполнилось 17 лет, пошёл учиться в автошколу, потом призвали в минометное подразделение 11-го учебного полка. Минометы 82 мм калибра - это «труба» весом 21 кг, столько же плита металлическая и тренога. Ох, уж пришлось на занятиях их потаскать: на плечо и вперёд. А вскоре и присягу приняли.

Однажды ночью: «Подъём!» Строимся, появляются врачи, начинают осмотр - кого направо, кого налево, рассортировали нас таким образом на две части. А назавтра узнаём, что нашу группу, видимо, наиболее активную и здоровую, направляют в Красноярск на курсы младших командиров - учиться на сержантов. Без разговоров, выстроились и - шагом марш!

После окончания курсов отправили в Канск. Как оказалось, там и ещё в Алтайском крае формировались две дивизии для фронта. Прибыли, построились, выходит командир и говорит старшему лейтенанту: «Приступайте». Тот прошёл вдоль строя раз, второй, третий, не знаю, чем я ему понравился, но командует мне: шаг вперед! И ещё одного паренька взял, как оказалось, в учебную снайперскую роту.

Утром, после завтрака, просим старшего сержанта: разреши попроведать своих ребят, с которыми мы приехали из Красноярска. Он так ехидно улыбнулся: ну, идите. Приходим, а их уже там нет; ночью по тревоге собрали и всех на фронт отправили...

Вот так и получилось, что я, участник войны, воевал с фашистами другими методами - обучая военному делу новобранцев. Но без войны - как на войне: первыми, помню, были молдаване и румыны, пожилые, в моём представлении, люди, откуда они взялись - не знаю, однако программа подготовки снисхождений никому не давала: строевая, стрельбы… Потом учил совсем молодых - 1927 года рождения, с ними было полегче, все им было интересно, особенно, когда командир не видит, в сусликов стрелять... Снайперы, как-никак.

Закончилась война, но пошли эшелоны на Восток. Наш учебный полк расформировали, создали новые подразделения и отправили на Японскую войну. Но и туда не успел: в сентябре, едва проехали Байкал и Черную речку, война закончилась.

Нас опять погрузили в теплушки и привезли в Нижнеудинск в 124-ю воздушно-десантную бригаду, потом она стала 20-й стрелковой дивизией, командовал ею генерал Мальчевский. Я - старшина разведроты. То есть к моменту демобилизации, а надо сказать нашему поколению пришлось служить 7 лет срочной службы, уже был опытным военным специалистом. И когда нас вызвал генерал и сказал, что с нашим уровнем подготовки пора учиться на офицеров, не раздумывая, согласился.

И вот в 1950 году я вновь возвращаюсь в Красноярск, на этот раз - в учебное подразделение автомобильной школы, под командованием полковника Никифорова. Днём я осваивал новую для меня программу, а вечером учился - здесь же, в офицерской средней школе: довоенных 6 классов, чувствовал, мне явно не хватает. После успешно пройденного курса обучения мне присвоили звание лейтенанта и предложили остаться на должности командира учебного взвода. Затем командовал учебной ротой. Пока служил, экстерном закончил Высшее рязанское автомобильное училище.

Потом школу расформировали, а меня направили служить на Север - в военкомат Игарки. Через три года вернулся, работал в военкомате Кировского района. И был уже в звании капитана, когда мне предложили преподавать на военной кафедре Института цветных металлов и золота.

Интересное было время - эти 15 лет. Я не только учил студентов автомобильному делу, вёл так называемую автотракторную подготовку (то, что артиллеристам необходимо), но и строевую, огневую подготовку, изучали оружие массового поражения. А вскоре сам стал студентом. Преддипломную практику по специальности «Обработка металлов давлением» проходил в Минске, защитился под «ура» сокурсников: очень они переживали, ведь мне, уже подполковнику, было давно за 40. По специальности не работал, продолжая карьеру кадрового военного. В 1980 году вышел на пенсию.

Кстати, сын - в деда, Ивана Григорьевича, высокий, сильный, немногословный - вместе со мной закончил Цветмет, тоже инженер-металлург. А дочь – врач; ласковая, вся в мать. Мы с женой в мире и согласии прожили 50 лет. Мне выпало жить дольше... И пусть не такая многодетная семья, как у моего отца, но род Герасимовых продолжается: пять внучек, два правнука и правнучка. Скучать не дают.

Да и некогда: вместе со своей военно-патриотической группой совета ветеранов Центрального района постоянно провожу встречи со школьниками - за мной 10-я школа закреплена. Особенно пятиклассники любопытные, увидят мои 17 медалей и о каждой - расскажите!
Самое ценное, считаю, уважение людей, а для здоровья - постоянно двигаться; у меня есть сад, хорошая баня и даже в свои 84 с нетерпением жду, когда снег, наконец, растает, и - за работу!

Любовь Габербуш
Средняя оценка: 4 (проголосовало: 4)