Медицина генного уровня

Масштаб Летней школы для студентов по биотехнологии лично меня удивил — да это была настоящая конференция всероссийского уровня! В рамках школы выстрелил целый фейерверк визит-профессоров экстра-класса, читавших лекции вместе с ведущими учёными СФУ. С одним из докладчиков — медицинским директором Института стволовых клеток человека и ответственным редактором журнала «Клеточная трансплантология и тканевая инженерия» Романом Вадимовичем ДЕЕВЫМ — мне удалось поговорить во время перерыва.

— Расскажите, пожалуйста, о Ваших научных достижениях. Как следует из Вашего доклада, они связаны с трасплантологией?

— На протяжении нескольких лет я действительно занимаюсь вопросами трансплантации клеток и тканей. Наш научный коллектив создал определённый алгоритм выбора клеточного материала для пересадки и тех нозологий, при которых его можно и нужно применять. Надо сказать, что такие операции — своего рода новинка, ещё не вышедшая за рамки медицинского эксперимента. Их ещё предстоит освоить как в медицинском, так и в правовом аспектах. Надеюсь приехать сюда через три года и рассказать о достигнутых
результатах.

— А почему через три года?

— Ну, может через два или четыре. Примерно столько требуется медицинской науке, чтобы получить надёжные статистические
результаты и сделать выводы.

— То есть мы имеем дело с медициной XXI века?

— Пока ещё двадцатого. Медицина будущего не будет так тесно связана с клеточными технологиями. Гораздо большую пользу принесут генетические технологии — я думаю, медицина XXI века будет опираться в основном на них.

— В докладе Вы как раз критиковали клеточные технологии – мол, две трети исследований в этой области — лишь дорогостоящие игрушки для учёных, искусственные ткани и органы нерентабельны и лишь отвлекают науку от действительно необходимых исследований… Считаете ли Вы это явление кризисом?

— Я бы не стал заходить так далеко и объявлять этим кризис в медицинской науке. Наука не может развиваться без ошибок и заблуждений. Мы накапливаем материал и информацию, поэтому всё, что делается, – делается во благо самой науки. Просто есть фундаментальные исследования, а есть прикладные.

— Стоят ли биология и медицина перед сменой парадигм?

— Однозначно. Этим я и хотел закончить свою лекцию. Сравните, чему человечество научилось за 10000 лет: полетели в космос, освоили энергию атома, научились опять-таки выращивать органы. Так вот, большая часть знаний была получена за последние 50-100 лет. Наука, её информатизация и темпы развития настолько ускорились, что мы, действительно, стоим на пороге новой научно-технической революции Для медицины она, в частности, будет заключаться в ином подходе к человеку как к биологической системе и как к индивидууму. Я думаю, успехи, достигнутые генетиками, наконец позволят медицине найти индивидуальный подход буквально к каждому больному.

— В журнале «Вокруг света» недавно появилась статья, посвящённая проблемам орфанных болезней. Болезней, которые настолько редки, что фармакологам становится невыгодно (нерентабельно) разрабатывать лекарства для них…

— Я глубоко убеждён, что медицина XXI века позволит вообще забыть, что такое орфанная болезнь. Индивидуальное лечение и лекарства, с учётом наследственности и генетических особенностей пациента — орфанным болезням будет противопоставлен комплексный и индивидуальный подход. Например, нашим коллективом разрабатывается методика лечения незавершённого остеогенеза (болезнь, при которой кости настолько хрупки, что 6-7 переломов в год — норма для таких пациентов). Проблема заключается в том, что каждый случай уникален и зависит от множества факторов. Здесь в принципе проблематично разработать какую-либо общую методику – для генетических болезней необходима точная и индивидуальная паспортизация болезни.

— Но индивидуальная медицина вступает в противоречие с принятыми в медицинской науке правовыми нормами. Не секрет, что лекарства и методы допускаются в клиническую практику только после жесточайшего отбора и стандартизации. Как же можно стандартизировать уникальное?

— Вы затронули очень важную проблему. На самом деле — что такое право? Это готовые решения тех или иных проблем, закреплённые в общественном договоре. Меняются методы решения проблем — меняются и законы. Сейчас в России и в мире уже накоплена критическая масса клеточных технологий, и в ближайшие год-два будут подготовлены и соответствующие законопроекты.

— Напоследок, какое впечатление на Вас произвёл Сибирский федеральный университет?

— Знаете, огромное. Я учился в совершенно ином вузе в совершенно иное время. Мне очень понравилось, что у вас здесь царит свобода и огромное пространство для реализации своих идей Вы учитесь не потому, что надо учиться, а потому что хотите учиться. А это самое главное.

Александр ЛЕШОК
Средняя оценка: 4.2 (проголосовало: 5)