Явление в разрезе

Тема борьбы с коррупцией, этим бичом современного общества, обсуждается на всех уровнях — от СМИ до президента страны. Предлагаем нашим читателям своеобразный ликбез: разберём суть понятий «коррупция», «выгода» и др.

Так как в России всё продажно, то и экзамен сделался новой отраслию промышленности для профессоров. Он походит на плохую таможенную заставу, в которую старые инвалиды пропускают за деньги тех, кто не умели проехать стороной. А.С. Пушкин

Александр Сергеевич Пушкин уже давно не наш современник, но как актуальны его слова и в XXI веке. В декабре 2007 общественности был представлен доклад ЮНЕСКО о ситуации в образовании, где утверждается, что взяточничество и коррупция наносят ущерб учебным заведениям во всём мире. По словам Генерального директора ЮНЕСКО Коитиро Мацуура, «коррупция приняла такой размах, что её вред выражается не только в миллиардных убытках, но и в подрыве жизненно важных начинаний по достижению цели «Образования для всех». Под вопросом стоит будущее нашей молодёжи. Бездействие может повлечь за собой катастрофические последствия». С господином Мацуурой трудно не согласиться. Коррупция в системе образования стала действительно проблемой мирового масштаба и требует принятия решительных мер по её выявлению и устранению.
А есть ли коррупция в нашем вузе? И если есть, то каковы её масштабы и что нужно делать для того, чтобы предотвратить её вредоносное распространение? Ответы на эти сложные вопросы попытается найти Антикоррупционный студенческий клуб СФУ при содействии Красноярского краевого фонда поддержки научной и научно-технической деятельности. Но, прежде всего, нужно определить, что же это за явление такое «коррупция»?

Что такое коррупция и кто такие коррупционеры?

Древние латиняне отразили суть коррупции в простом и кратком высказывании: «Du ut facies» — «Даю, чтобы сделать». Нельзя не отметить, что даже на уровне международного сообщества общепризнанное определение коррупции так и не выработано. В главном антикоррупционном документе — Конвенции ООН против коррупции — понятия коррупции не содержится, а приводится лишь перечень деяний, отнесённых к числу коррупционных. Российский законодатель, невзирая на мировые сложности в определении коррупции, сформулировал в законе «О противодействии коррупции» следующее понятие: «Коррупция — злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами».

Научное сообщество, анализируя международное и российское законодательство, пришло к выводу, что коррупцию всё же следует понимать шире, чем предложил федеральный законодатель. Коррупция — это использование лицом своего публичного статуса вопреки интересам общества и государства для извлечения выгоды, как для себя, так и для других лиц, а также предоставление такой выгоды лицу, имеющему публичный статус, лично или через посредников, а также посредничество в указанных деяниях.

Для начала уточним, какие же лица обладают публичным (должностным) статусом в системе образования. Современный вуз — это сложное хозяйство, в котором нужно закупать оборудование, строить, ремонтировать, размещать и выполнять заказы… Поэтому потенциальными коррупционерами могут быть лица, выполняющие организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции: от руководителей до завхозов, если, конечно, они будут торговать своим влиянием, «обменивать» свои полномочия на мелкие и крупные подачки в виде денег, подарков, услуг.

Но всё-таки главные направления деятельности вуза — образовательное и научное. А потому основным предметом коррупции здесь выступают образовательные услуги, которые овеществлены в виде бюджетного места, завышенной оценки в зачётке, неправомерной выдачи диплома и пр. Потенциальные коррупционеры в этой сфере — все должностные лица, которые принимают юридически значимые решения о зачислении (отчислении), о выдаче дипломов, о принятии экзамена или зачёта, защите курсовой, производственной практики и пр. Соответственно это и преподаватели, и работники деканатов, и методисты, то есть все те, кто уполномочен принимать то или иное юридически значимое решение в сфере образовательных услуг.

Купля-продажа зачётов, оценок, дипломов — традиционная форма коррупции в системе образования. В настоящее время получили распространение и другие. Например, осуществление преподавателями репетиторства у своих же студентов или вынуждение студентов приобретать научные труды преподавателя. Такие формы злоупотребления своим должностным положением также относятся к числу коррупционных.

Официальные данные свидетельствуют, что практика, когда студенты собирают деньги в обмен на зачёты или экзамены в системе высшего образования, стала достаточно распространённой.

В ходе проведения Департаментом экономической безопасности МВД России операции «Образование – 2009» выявлено в два раза больше преступлений, предусмотренных главой 30 УК РФ, по сравнению с результатами аналогичной операции, которая проводилась в предыдущем году. Общая сумма выявленных взяток составила 22,6 млн руб. Средний размер взятки — около 20 тысяч рублей. В период проведения операции выявлено 928 лиц, которые подозреваются либо обвиняются в совершении преступлений коррупционной направленности.

Такие данные оптимизма не вселяют. При этом не следует забывать о том, что значимая часть преступлений, совершённых коррупционерами — сотрудниками вуза, осталась латентной, т.е. не выявленной правоохранительными органами.

В коррупционных отношениях, чаще всего, есть две стороны — «берущая» и «дающая». Россияне традиционно снисходительны к «дающим». Между тем незаконную выгоду получают и те, и другие; и те, и другие приносят вред. Иными словами, абитуриенты, студенты и их родители, которые предоставляют деньги или услуги в обмен на высокую оценку, с точки зрения действующего законодательства — самые что ни на есть настоящие коррупционеры. Поскольку уголовной ответственности подлежат не только взяточники, но и взяткодатели.

К сожалению, как дающие, так и берущие, заботясь о сиюминутной выгоде, редко задумаются о последствиях. Так, купленный зачёт или экзамен приводит к отсутствию у студента тех знаний, которые могут потребоваться в его дальнейшей трудовой деятельности. Наверное, не очень приятно читать безграмотные и некомпетентные статьи, например, журналиста, получившего диплом по схеме купли-продажи. Но статья вряд ли угрожает нашей жизни. Ситуация меняется, если по такой же схеме приобрёл диплом врач скорой помощи или хирург, архитектор или судья. Массовое воспроизводство дипломированных специалистов без необходимых знаний приводит не только к разрушению нашей образовательной системы, но и неспособности российского общества ответить вызову мирового научно-технического прогресса. Мы сами формируем наше будущее. А будущее, как известно, за молодыми.

Шоколадка – это не взятка?

Второй ключевой момент в понимании сущности коррупции — это определение «выгоды». В наших головах сложился стереотип, в соответствии с которым состав коррупционных правонарушений образует только имущественная выгода: деньги или что-нибудь овеществлённое, типа борзых щенков. Именно такое понимание выгоды пытается закрепить приведённое выше определение из закона «О противодействии коррупции». Однако системное толкование действующего законодательства и международных документов позволяет сделать однозначный вывод, что к коррупционным проявлениям следует относить незаконные действия, посредством которых извлекается и неимущественная выгода. Как следует из разъяснений Пленума Верховного суда РФ, к неимущественной выгоде можно отнести карьерный рост, обеспечение интересов семьи, искажение действительного положения вещей, получение взаимной услуги, заручение поддержкой в решении какого-либо вопроса, сокрытие некомпетентности и т.п.

Зарубежные исследователи отмечают, что для российской коррупции характерен обмен услугами, который принято называть словом «блат». Но подавляющее большинство наших сограждан не видят в этом явлении ничего предосудительного. Сегодня я, используя статус проректора или преподавателя, помогу твоему сыну при поступлении в вуз или в получении зачёта, а завтра ты устроишь моего родственника в больницу или посодействуешь благоустройству университета. Как говорится, «ты — мне, я — тебе, и все довольны». Тем не менее, такие действия не афишируются, потому как стороны прекрасно осознают, что недовольные есть. Это прежде всего те способные абитуриенты, которые в результате такой сделки не получили бюджетные места. И, наоборот, должностные лица в результате «джентльменского» обмена не совсем праведно получили услуги, которые, в конечном счёте, имеют денежное выражение: с одной стороны — стоимость обучения, а с другой — стоимость благоустройства. Кстати, карьерный рост также ведёт к прирастанию зарплаты.

Естественно, никто из совершающих вышеописанные действия не считает себя коррупционером. Для оправдания всегда находятся благовидные поводы: хорошие отношения, обеспечение поддержки университету... Но хотелось бы обратить внимание, что для признания деяния коррупционным не имеет значения, извлекало ли должностное лицо выгоду для себя, для третьих лиц или для учреждения. Несколько лет назад начальник ГИБДД г. Дивногорска помимо положенного штрафа предлагал нарушителям оказать «спонсорскую помощь» и перечислить на специальный счёт определённую сумму денег, которые впоследствии использовались для ремонта и содержания служебных помещений. «Заботливый» начальник осуждён по ч. 1 ст. 286 УК РФ на 2 года 6 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год.

Очень часто взятка маскируется под подарок. Традиционным в некоторых вузах считается преподнесение подарков преподавателям. И даже не столько по общенациональным праздникам и дням рождения, сколько руководствуясь знаменитой фразой: «Экзамен для меня всегда праздник!».
А какой же праздник без подарка! И конфеты, и цветы, и коньяк, да и праздничный стол можно накрыть. На дверях некоторых кабинетов висит табличка «Шоколадка — это не взятка». Но действительно ли это так? Или даже шоколадка может быть взяткой? Согласно Гражданскому кодексу по договору дарения даритель безвозмездно передаёт другой стороне вещь в собственность (ст. 572). Однако при наличии встречной передачи вещи или права либо встречного обязательства договор дарением не признаётся. Соответственно, подарком будет признана только такая передача имущества, которая сделана добровольно и без встречного предоставления чего-либо. Иначе говоря, преподнесение студентом сотруднику вуза шоколадки, коробки конфет, цветов и прочего не должно предполагать никаких ответных действий со стороны сотрудника. В противном случае такой договор дарения считается ничтожным.

Важно отметить, что Гражданским кодексом установлен запрет на дарение подарков работникам образовательных организаций гражданами, находящимися в этих организациях на воспитании, супругами и родственниками этих граждан. Исключение из этого правила составляют только обычные подарки стоимостью не более 3000 рублей (ч.2 ст. 575). Но из этого вовсе не следует, что ограничивая размер обычного подарка, законодатель провёл Китайскую стену между подарком и взяткой, и теперь можно смело дарить и принимать подарки до 3000 рублей. Уголовный кодекс не предусматривает минимального размера взятки, поэтому таковой можно считать имущество, работы или услуги любой стоимости. Таким образом, в ситуации, когда преподаватель и студент отчётливо понимают, что подарок в виде шоколадки является обязательным условием сдачи зачёта, то имеет место не договор дарения в пределах разрешённой стоимости подарка, а элементарное взяточничество.

Мы далеки от мысли, что всякий подарок — это завуалированная взятка. Мы также не призываем в каждом конкретном случае проводить проверку и начинать репрессии. Но давайте хотя бы спрашивать себя: а получили бы мы этот подарок, если бы не наше должностное положение? Вручили бы мы этот подарок, если бы не наличие определённых полномочий у одаряемого?

Да, шоколадка — это, чаще всего, не взятка. Но за что её дают? Ведь и без шоколадки можно выполнять свои обязанности добросовестно. Или нельзя?

Самое печальное, что к таким подаркам можно привыкнуть и считать их не исключением из правила, а правилом. Иначе говоря: нет шоколадки — нет работы! А можно, объевшись сладкого, захотеть получить в подарок что-нибудь ещё.

Есть коррупция противоправная, а есть аморальная. Первая нарушает правовые нормы, вторая — нормы общечеловеческой морали или корпоративные этические нормы. В нашем храме науки не должно быть места ни противоправной, ни аморальной коррупции. И как сказал Президент РФ Д.А. Медведев, «коррупция должна быть не просто незаконной. Она должна стать неприличной».

Студенческий Антикоррупционный клуб СФУ
Средняя оценка: 3.5 (проголосовало: 15)