Университет, альма-матер твою…
Приглашение к разговору

Октябрьское утро. Иду с автобусной остановки по направлению к учебным корпусам СФУ. Студенты, приехавшие на пары, текут мимо цветной лавиной, обгоняя, обступая. Мелькают девичьи сапожки и изящные сумочки, мужские куртки и жилеты трендовых цветов и фактур, тут и там — стильные стрижки, то и дело — трели мобильных. Запах парфюма колышется в прохладном воздухе. «…Да чё ты так паришься? Она, как бы, реально оценивает. Мы, б…, сидели, такие, списывали. Ну и без палева, чё!». Оборачиваюсь, с ног до головы покрытая вопросами: двое. Он и Она. Красивые. Хорошо одетые. Девушка заливисто хохочет — реплика принадлежит ей. Парень слушает, кивает, его — ничего не смущает. Как и окружающих, которые спокойно текут мимо.

Нет, что-то произошло с нами. Изменилось восприятие нецензурной, бранной речи в социуме. Ненормативная лексика перехлестнула все мыслимые границы, расползлась чернильным пятном и — самое неприятное — стала наречием, на котором говорят люди, получающие образование не где-нибудь, а в вузе.

История вопроса: «Лаял ми посадник ваш.., назвал мя псом» («Новгородская первая летопись»)

Ненормативная лексика и мат, как её разновидность, — явление древнейшее: в каждом языке мира есть кластер слов и выражений «трехэтажного» характера. В русской истории случаи употребления обсценной лексики в письменной речи зафиксированы в берестяных новгородских грамотах XII века (к 2005 г. обнаружено 4 таких образца). Существует популярная филологическо-философская теория, утверждающая сакральное происхождение матерщины: автор «Словаря русского мата», лексикограф и фольклорист Алексей Юрьевич ПЛУЦЕР-САРНО утверждает, например, что такого рода слова и конструкции восходят к славянским заговорам, произносимым в трудную минуту с целью активизировать магическую силу, а именно — сексуальную энергию человека. Версия правдоподобная, если учесть, что «базис» большинства ругательств — это слова, именующие «телесный низ» или указывающие на процесс совокупления.

Похоже, в этом свойстве — лексики, связанной с половой энергией, — матерщина сегодня получила новый всплеск. Опрос, проведённый среди 25 человек (респонденты от 17 до 60 лет), показывает: употребление в речи мата действительно «считывается» как сексуальное самоутверждение, акцентирование половой силы. Однако тут следует учитывать гендерный фактор: обсценная (запретная) лексика воспринимается терпимо от лица мужчины, тогда как реакция на идентичные выражения, употребляемые женщиной, резко отрицательная. Полагаю, и тут не обошлось без глубинной основы: в любой культуре женщина традиционно ассоциируется с функцией материнства, хранит традиции рода, воспитывает новое поколение. Её атрибутами являются, в том числе, чистота и целомудренность речи.

Восприятие матерщины претерпело значительные изменения с принятием Русью христианства: допустимое в язычестве «ситуативное употребление» сменилось принципом «богопротивности» любой хулы. Именно с развитием православия связано представление о грязной и непристойной природе мата.

Всплески популярности бранной лексики, её выхода из рамок табу, как правило, совпадают с социальными потрясениями: революциями, войнами, переворотами. Большинство опрошенных связывают нынешнее «затопление» русского языка нецензурщиной со «взрывом 90-х».

Действительно, мат появился в периодической печати, на телевидении, в кино вместе с приходом новых «героев» — «братков» и проституток, чьи образы казались воплощением «правды жизни». Мат расцвёл чертополохом и в бытовом общении — внезапно обретённая свобода слова обернулась языковой анархией, последствия которой очевидны сейчас, когда повзрослели дети того самого «потерянного поколения 90-х».

Кто и где: логово зверя

В настоящее время мат употребляется во всех социальных и возрастных группах. Традиционно превалирует в среде людей, зарабатывающих физическим трудом («работяги»), и в кругу тех, кто живёт в состоянии постоянной угрозы для жизни (занимающихся криминальной деятельностью, в том числе). Возрастная детерминация не столь очевидна, хотя создаётся впечатление, что наибольшее распространение обсценная лексика имеет именно в молодёжной среде. Школьники и студенты выстраивают интуитивно-логическую сцепку: «ругаюсь — значит, взрослый, свободный, крутой», утверждаясь таким образом среди сверстников.

Что касается культурного уровня людей, активно использующих нецензурную лексику, выделяются две основные категории — откровенно маргинальные выходцы из «неблагополучной» социальной среды, в лучшем случае окончившие среднюю школу, и, как ни странно, учащиеся высших учебных заведений — как правило, дети из материально обеспеченных, социально успешных семей. «Те, кому всё принесли на блюдечке», — по выражению одной респондентки. Девушка неосознанно обозначила болевую точку: действительно, бранная речь очень часто служит индикатором патологической речевой лени и бедного словарного запаса личности. Примерно как если бы созданный классиками характерный персонаж Эллочки Щукиной в современной вариации оперировал не междометиями и отдельными существительными, а словами, после которых хочется вымыть уши.

Методы охоты: найти и обезвредить

Все, с кем удалось поговорить на эту тему, признают необходимость если не полного искоренения мата (что, видимо, невозможно), то, по крайней мере, ограничения его использования в обществе.

К сожалению, это процесс длительный, с трудом поддающийся государственному регулированию. В настоящее время согласно Кодексу об административных правонарушениях Российской Федерации, публичное употребление мата может расцениваться как мелкое хулиганство (статья 20.1), наказываемое штрафом или административным арестом. Использование мата считается неприемлемым в обществе и в литературе, цензурируется в периодической печати, на телевидении, радио и в других СМИ. Политика государства, направленная на спасение русского языка от «матерной альтернативы», вроде бы существует. Однако же огорчает малое количество положительных примеров грамотного речевого поведения у знаковых для социума личностей: политиков, писателей, деятелей культуры. Скорее, много обратных примеров.

Выложенное на YouTube видео с политической «звездой» В. ЖИРИНОВСКИМ, предложившим легализовать мат, бьёт рекорды популярности и имеет массу положительных отзывов. Обсценная лексика охотно используется звёздами шоу-бизнеса, писателями, делающими отечественную литературу: В. ЕРОФЕЕВЫМ, В. ПЕЛЕВИНЫМ, В. СОРОКИНЫМ, М. ВЕЛЛЕРОМ, Э. ЛИМОНОВЫМ и др., при этом далеко не все читатели воспринимают нецензурную лексику в контексте произведений этих авторов как литературный приём. Скорее, вызовом «общественному лицемерию» и даже образцом, пригодным для перенесения в действительность.

Образование и его «образ»

Университет, как и любое другое учебное заведение, исполняет как минимум две основные функции: «научения» — передачи студенту комплекса знаний по определённым дисциплинам; и «образования» — как придания образа, «встраивания» человека в гуманитарную культуру родной страны и мира. Непонимание и недооценивание значительной частью студенчества (и, возможно, некоторым количеством преподавателей) второй функции приводит к низкому порогу языковой чувствительности в вузах. Студенты считают возможным для себя употреблять бранные и матерные слова в аудиториях, колодцах, столовых своей альма-матер. Ситуация, увы, повсеместна: опрос Интернет-блоггеров доказывает — так обстоят дела в вузах Москвы и Санкт-Петербурга, в Перми и Кемерове, в Челябинске и Севастополе.

Редакция предлагает
выделить специальный грант преподавателям кафедры русского языка на проведение для первых курсов всех институтов семинаров по обсценной лексике. И спокойно так, без смешков, обсудить патовую ситуацию с речью.

Реальным выходом из существующей проблемы может стать чёткое и внятное прописывание во внутреннем уставе вуза, во-первых, требований к речевому поведению обучающихся и, во-вторых, санкций, налагаемых в случае нарушения речевого кодекса. Думается, первый пункт совершенно бессмыслен без второго: директивы, носящие всего лишь рекомендательный характер, не воспринимаются в нашей стране всерьёз.

Несомненно полезными в деле языкового образования и очищения речи от «вредоносных примесей» могут стать включённые в перечень обязательных дисциплин регулярно обновляемые курсы: «этика речи», «деловое общение», программы типа «ролевые коммуникативные игры» и т.п.

Я знаю, ты знаешь

Есть ощущение, что нашим студентам просто не удосужились объяснить одну важную вещь: ненормативная лексика и мат как её частное проявление существуют, и все мы об этом знаем. Но знание бранных слов вовсе не означает необходимость их постоянного употребления. Слова обладают смысловой и энергетической нагрузкой, великая мудрость есть в учении о Логосе, Слове, которое, согласно Евангелию от Иоанна, создало Вселенную. Все мы бываем несдержанны в поступках и разговорах, это общечеловеческий недостаток. Однако те, кто говорят грамотно, выражают мысли образно и умеют придерживаться принятых в обществе представлений о вежливости и уважении к собеседнику, добиваются большего в налаживании межличностных связей, в общении с самыми разными категориями людей.

И кстати, альма-матер в буквальном переводе с латыни означает «кормящая, благодетельная мать». Так в средние века называли Деву Марию, родившую Христа, так стали именовать университеты, питающие учащихся духовно. Об этом стоит вспомнить, прежде чем выругаться в стенах вуза: ну не при матери же…

Татьяна МОРДВИНОВА
Средняя оценка: 4.6 (проголосовало: 47)