Прорыв совершают люди

Владимир Иванович Кокорин ушёл из жизни летом 2010 г. в расцвете сил, и это не литературный штамп. Он был полон планов, идей, всё время в движении. Вокруг него всегда клубился народ, особенно творческая молодёжь: одних только аспирантов, которых он не успел довести до защиты диссертаций, было 18 человек. Его рабочий стол и кабинет были завалены бумагами, отчётами, документами, проектами, книгами, которые он читал и сам написал множество. Он шёл своим путём неуклонно и стремительно всю жизнь.

Родился В.И. Кокорин в 1951 г. в Хакасии. Вряд ли в посёлке Сон были специалисты, которые могли бы увлечь парня радиотехникой, тем не менее по окончании школы он пошёл учиться в Красноярский радиотехнический (тогда — радиовакуумный) техникум, который закончил с отличием в 1970 г. и сразу же поступил на радиотехнический факультет Красноярского политехнического института.

Его научный багаж — в 350 трудах, включая 80 авторских свидетельств. Он награждён Почётными грамотами Министерства высшего и среднего специального образования СССР, Министерства цветной металлургии СССР. Ему присвоено звание «Заслуженный изобретатель Российской Федерации».

С первых студенческих лет линия его жизни пересеклась с жизненной траекторией Михаила Кирилловича Чмыха. Обаяние личности этого блистательного учёного и его провидческий талант были такими, что не пересечься их пути не могли. Володя начал заниматься цифровой фазометрией, и эти занятия стали прекрасной школой профессионального мастерства. Исследования в лаборатории фазометрии, которую незадолго до этого открыл Михаил Кириллович, шли широким фронтом по всем направлениям фазовой тематики, кроме метрологического. Чмых теоретически обосновал методику разделения погрешностей фазоизмерительного устройства и калибратора, а Кокорин успешно её реализовал в семействе приборов. Это было началом триумфального движения Кокорина к высотам науки и практики. Он внёс в методику М.К. Чмыха существенные дополнения и провёл её квалификационную апробацию во Всесоюзном НИИ метрологии им. Д.И. Менделеева в Ленинграде. До этого промышленность не выпускала калибраторов сдвига фаз, а практика в них остро нуждалась. Поэтому красноярская разработка пришлась очень кстати, и Краснодарский завод радиоизмерительных приборов выпустил большую серию калибраторов. Заметим, что до сих пор эти монстры ещё встречаются, но новые, увы, никто не производит.

В начале 80-х в теоретической фазометрии начали проявляться признаки кризиса — исследовано было всё, что только могло быть исследовано в рамках научных представлений того времени. На Всесоюзном съезде фазометристов, который состоялся в Карпатах в 10 км от пограничного города Ужгород в курортном местечке Славское, красноярскую школу представляла небольшая команда, в которую входил и В.И. Кокорин. Основной вопрос съезда был классическим — что делать дальше? Серийное производство отечественных фазометров (напомним — фазометров разработки коллектива М.К. Чмыха) налажено. Куда дальше направить работу мысли? И все пришли к единодушному мнению — необходимо осваивать практические приложения наработанного опыта не только в метрологической сфере.

Первым шагом в этом направлении явилась разработка теоретической основы навигационной фазовой системы, которую назвали «Крабик». Создание аппаратуры полностью легло на плечи В.И. Кокорина. К этому времени его пригласили работать в НПО «Сибцветметавтоматика» главным конструктором навигационной системы для использования на дражных полигонах, и только позднее стало понятным, что «Крабик» может найти широкое применение и в морской практике. На этом поприще Владимир Иванович приобрёл большой производственный опыт. Попутно защитил с блеском кандидатскую диссертацию по фазометрическим калибраторам во ВНИИМ. Организовал серийный выпуск двух типов калибратора на Краснодарском заводе радиоизмерительных приборов. Однако наступившая перестройка не позволила довести «Крабик» до серийного выпуска, хотя опытный образец был изготовлен, и его государственные испытания прошли успешно.

Казалось бы, судьба первого навигационного проекта была предрешена. Но не таким человеком был Кокорин. Ему удалось, к счастью, сохранить всю техническую документацию на изделие. В середине 90-х годов он вернулся в НИИ радиотехники (образованный из лаборатории фазоизмерений Красноярского гостехуниверситета) и стал заместителем М.К. Чмыха по связям с производством, а точнее — с ФГУП НПП «Радиосвязь», как к тому времени стал именоваться Красноярский радиозавод. Этот момент стал поворотным в судьбе В.И. Кокорина.

Он смог убедить (что само по себе было невероятно сложно) руководство предприятия в целесообразности массового выпуска аппаратуры потребителей спутниковых навигационных систем ГЛОНАСС/GPS, в разработке которых преуспел НИИ радиотехники. Удалось выйти на высшие уровни Министерства обороны страны и доказать, что использование аппаратуры повысит тактико-технические характеристики систем вооружений. К настоящему времени разработано и выпущено более 40 модификаций систем местоопределения, каждая из которых решает вполне определённую задачу. Было проведено множество испытаний различного уровня на различных полигонах, и в каждом из них аппаратура показала блестящие результаты.

После внезапного ухода из жизни в 1999 г. М.К. Чмыха весь груз ответственности за научное направление ложится на плечи В.И. Кокорина. Его избирают заведующим кафедрой радиотехники, он становится директором НИИ радиотехники. Его талант организатора разработок и серийного производства аппаратуры, генератора научных идей, руководителя творческого коллектива проявляется в полной мере. Одна за другой защищаются кандидатские диссертации его учениками. Он находит одарённых людей на предприятиях, выпускников, старшекурсников, ставит им реальные научно-практические задачи.

В целом В.И. Кокорин воспитал 11 кандидатов технических наук, из которых позднее двое защитили докторские диссертации. Коллеги по работе неоднократно и настойчиво рекомендовали Владимиру Ивановичу оформить результаты многолетних исследований в виде докторской диссертации. Он соглашался, понимая политическую важность учёной степени при спорах в высших эшелонах, но так и не собрался это сделать.

Вторым важным направлением работы Владимира Ивановича явилась организация производства системы «Крабик» на ФГУП НПП «Радиосвязь». За непродолжительное время система была изготовлена на новой элементной базе, отлажена и предъявлена на госиспытания, которые с блеском прошли на нескольких акваториях страны. Российские мореплаватели получили современную навигационную систему, которая в настоящее время широко используется при гидрографических работах на шельфах морей и прилегающих к суше акваториях. Успех системы «Крабик» привёл к тому, что радиозавод вернул себе навигационное направление, которым успешно занимался до начала 60-х годов, но потерял в результате интриг конкурентов.

Работая с морским ведомством России, Кокорин глубоко вошёл в потребности судовождения и смог поставить дело так, что появились новые заказы на новые системы навигации морских судов в ближней и дальней прибрежной зоне. Энергия и коммуникабельность в сочетании с высоким профессионализмом обеспечили высокий авторитет Кокорина в Вооружённых силах страны, что отразилось в награждении Владимира Ивановича холодным оружием — кортиком (что совершенно удивительно по отношению к гражданскому человеку) и медалью «300 лет Российскому флоту».

Все, кто общался с Владимиром Ивановичем по учебной деятельности и по научной работе, ощущали его поддержку и дружеское участие. Он был искренним и прямолинейным, что не каждому дано, и только один он знал, как это трудно — всегда говорить то, что думаешь.
Большой учёный и блестящий организатор науки, он любил литературу и живопись, но единственной его страстью была радиотехника, — и ей он служил всю свою не очень долгую жизнь.

С.П. ПАНЬКО, профессор кафедры
радиоэлектронных систем, д.т.н., почётный радист СССР
Средняя оценка: 5 (проголосовало: 26)