Университеты, создающие волну

Три часа длилось совещание ректоров федеральных, научно-исследовательских университетов и ведущих вузов России от Поволжья до Дальнего Востока, прошедшее в рамках Красноярского экономического форума на площадке СФУ. При этом проблемы обсуждали не столько сиюминутные, сколько фундаментальные: что есть миссия современных университетов и как они должны меняться? что делать, чтобы перспективная молодёжь не уезжала? по каким критериям оценивать отдачу от инвестиций?

Тренд на самобытность

Если постановку некоторых вопросов обсуждения вполне можно назвать риторической (как верно заметил модератор встречи вице-президент фонда «Сколково» Олег АЛЕКСЕЕВ — достаточно спросить любого молодого специалиста, и он перечислит, что нужно делать, чтобы молодёжь захотела остаться), то вот по поводу актуальных задач современных университетов были высказаны очень разнообразные мнения. Правда, сразу хочется привести заключительную формулу, которой министр образования и науки РФ Андрей ФУРСЕНКО подвёл итог встречи, уж очень формула внятная. «Миссия университета — обеспечить конкурентоспособность страны. Через конкурентоспособность каждого конкретного человека».

Впрочем, тезисы и других участников просятся стать предметом дальнейших размышлений (именно в этом значение встречи не раз подчеркнул модератор). Так, ректор СФУ Евгений ВАГАНОВ считает, что помимо научной и инновационной составляющей сегодня возрастает социокультурное значение университетов. Председатель Заксобрания Красноярского края Александр УСС, отметив, что намеренно огрубляет тезис, так сформулировал задачу современного высшего образования: обслуживать интересы бизнеса. Всё понятно с миссией университета для Виктора КОКШАРОВА, ректора молодого Уральского феде-рального университета: кадровая ре- индустриализация, то есть обеспечение кадрами — в данном случае уральской промышленности.

А научный руководитель Института развития образования Высшей школы экономики Исаак ФРУМИН зафиксировал тренд: дифференциация вузов. Сегодня оформляются исследовательские университеты, отраслевые университеты (которые могут как раз стать нашим конкурентным преимуществом), региональные. И вопрос о самоопределении каждого университета очень актуален. Поэтому нет какой-то одной миссии, иначе придётся микшировать разнообразие. И, похоже, министерство как раз всячески способствует развитию этой дифференциации.

Насколько подобное выяснение мнений даже на общую тему «миссии» может быть продуктивно, иллюстрируют два следующих высказывания.

А. Усс: «Крупные корпорации сегодня превосходят университеты и по технологиям, и по корпоративной культуре, и по современным знаниям. В этих условиях социальная функция бизнеса в России —подтянуть образование до своего уровня и затем заставить работать на себя».

А. Фурсенко: «Бизнес ставит задачи сегодняшнего дня или те, что для него понятны. Университеты должны меняться под влиянием бизнеса, но и создавать конкурентную бизнесу среду, предлагая альтернативные подходы, занимая альтернативную позицию. Университеты должны готовить общество к завтрашней и послезавтрашней действительности. Не просто поймать волну, а эту волну создать».

Первичнее материальное или духовное?

Ответ на второй вопрос — как задержать в регионе и стране молодых специалистов, — хотя вроде бы и очевиден, но имеет некоторые нюансы. Пожалуй, самый важный из них — что помимо обеспечения материальных условий большое значение имеет окружающая среда, степень концентрации в том или ином месте умных людей. По крайней мере зарубежные учёные, которых мы хотели бы пригласить к себе, именно это ставят на первое место (может, потому что материальные проблемы для них решены априори).

Итак, изменение ментальной среды, обеспечение для молодых людей свободы самовыражения становится насущной задачей — потому что в ином случае масса перемелет любую передовую идею и самого передового ректора. И всё же для нашей действительности с актуальностью материальной поддержки мало что сравнится. Так, ректор Томского политехнического Пётр ЧУБИК привёл пример: ежегодно в их вузе определяется 70 человек, способных защитить кандидатскую, и 40 человек, способных защитить докторскую диссертацию. И этим людям помогают — и с арендой жилья, и с командировками. Результат — 140 защитившихся.

Здесь уместно вставить реплику вице-президента фонда «Сколково» О. Алексеева: «Молодых и талантливых — не сотни, а десятки. Это осмыслимое число, которое вполне можно удержать в стране. Они должны быть поимённо на учёте».

И снова П. Чубик: «А нашим уезжающим почаще надо напоминать: 29 тысяч учёных уехало из России. Но состоялось из них на Западе не более 400 человек».

Ректор Арктического университета Елена КУДРЯШОВА высказала и такую мысль: да, 30% её специалистов уезжают. Но, оседая в западных вузах, они становятся стратегическими партнёрами. Это наш интеллектуальный ресурс, и целый ряд научных направлений С(А)ФУ смог открыть благодаря сотрудничеству с соотечественниками.

То, что открытость и мобильность вузов — это и условие существования современных университетов и цель — было общим мнением.

Вложить 60 миллионов и получить 4 аспиранта?

Последним дискутировался вопрос о том, как измерить эффективность вложений в образование. Какие здесь могут быть критерии — не смог сказать никто, даже директор департамента бюджетной политики в отраслях социальной сферы и науки Министерства финансов РФ М. КОТЮКОВ. Зато о том, в кого и за счёт чего инвестировать, некоторые соображения были высказаны.

По мнению бизнеса (а в совещании приняли участие представители таких крупных компаний, как «РусГидро», «Роснефть», СУЭК и др.) — доля государственных инвестиций в бюджетах вузов должна снизиться примерно с нынешних 60% до 35%. (А. Фурсенко тут же сделал ремарку: разумеется, речь идёт не об абсолютных затратах государства — они должны расти, — а об удельных).

Было развеяно и заблуждение, что бизнес на Западе платит университетам за разработки. На самом деле доля поступлений от коммерциализации разработок в западных вузах — 3% от общего бюджета. А почему бизнес там даёт деньги вузам? Потому что крупные компании обязаны инвестировать в образование. Если бы это решилось у нас — ситуация и с образованием, и с экономикой очень быстро бы поменялась.

Ну и, конечно, эффективность вложений изначально определяется тем, в кого вкладывают. А. Фурсенко: «Эффективные инвестиции — это инвестиции в эффективные структуры. Сейчас при министерстве создана мониторинговая группа, которая анализирует работу национальных исследовательских университетов. Так вот, не все университеты, получившие этот статус, ему соответствуют.

Консолидировать ресурсы надо у лидеров. А что определяет лидеров? В университете это — студент: как его учат, насколько он успешен, какой он на выходе. Если выпускник университета успешен —значит, с университетом всё нормально. Хотя это длинная дорога.
Что делать с неуспешными вузами? Реорганизовывать или закрывать. И это нужно не в интересах экономики, а в интересах самих обучающихся. Государство не должно поддерживать структуры, где успех молодого человека заведомо не состоится. Это безответственно».

Соб. инф.
Фото Л. ШОСТАК
Средняя оценка: 3 (проголосовало: 6)