Молодой федеральный

Уральскому федеральному университету год — он был создан в октябре 2009-го. В отличие от СФУ, где слились 4 вуза, здесь объединили два: Уральский политехнический и госуниверситет. А ректором был назначен глава правительства области Виктор КОКШАРОВ, что само по себе о многом говорит — и о том, какие надежды на вуз возлагает область, и как понимает значение УрФУ Федерация. В.А. Кокшаров, приехавший в Красноярск на КЭФ-2011, стал и гостем СФУ.

— Виктор Анатольевич, вы ведь историк по образованию. Как это уральское правительство пошло на то, чтобы лишиться двух таких брендов, как УрГУ и УПИ — ведь их вся страна знала?

— На смену придёт новый бренд, который будет учитывать традиции двух вузов. При всём уважении к истории мы понимаем, что новой реальности должна соответствовать новая идентичность. Мы сегодня активно сотрудничаем с известной шведской компанией Brandflight, руководителем которой является Томас Гэд, который работает с брендом Nokia и рядом других известнейших фирм. Мы уже провели целый ряд проектно-аналитических сессий, разработали основу бренд-кода, сейчас занимаемся её визуализацией (это уже делает наша местная екатеринбургская фирма «Восход»). Будет новый объединяющий бренд, который зовёт к будущему.

— Молодой университет получает поддержку области?

— Мы хорошо взаимодействуем. Пока это, правда, не финансовая поддержка, а морально-административная. В частности, правительство создало специальное акционерное общество «Уральский университетский комплекс», через которое финансирует проектные работы по новому кампусу.

— Вы будете строиться?

— Очень надеемся, что удастся дожить до этого.

— Кто обещает деньги?

— Пока никто. Федеральные инвестиционные программы сейчас заморожены до 2013 года, но наличие проектной документации даёт реальные перспективы для строительства, когда для этого появится возможность. Нам уже выделена площадка в лесопарковой зоне в районе озера Шарташ, 1300 га. Попытаемся избежать вырубки лесов.

— Будет реструктуризация?

— Да, мы этим уже занимаемся и подходим к делу комплексно. Не просто ломая. Создали проектные команды, во главе стали лидеры, которые могли организовать коллективы. Они разработали программы, мы их неоднократно обсуждали, провели серьёзные мозговые штурмы, в том числе с фондом «Сколково», с экспертным сообществом, с работодателями. Создали программную дирекцию. Работаем с крупным бизнесом — 700 предприятий привлекли к разработке компетенций под федеральные образовательные стандарты третьего поколения. В итоге на координационном совете мы приняли 9 программ, то есть создали 9 институтов. Всего их будет 14-15. Институты — наши точки роста, цент­ры ответственности и полномочий. А если у вас 40 факультетов — трудно распределить ответственность.

СПРАВКА
В УрФУ созданы Институт информационных и телекоммуникационных систем и технологий; Высшая школа экономики и менеджмента; Институт базового образования; Институт материаловедения и металлургии; Институт социальных и политических наук; Институт гуманитарных наук и искусств; Институт энергетики; Институт физической культуры и социального управления; Физико-технологический институт. Подготовлены проекты Института математики и компьютерных наук; Строительного института; Института естественных наук. Презентации программ развития представлены на сайте вуза.

— Нынешний красноярский форум обсуждает проблемы эффективности управления. Вам не кажется, что при организации таких крупных образований появляется прослойка топ-менеджеров, которые существуют отдельно от коллективов, и интересы тех и других — подчас противоположные?

— Задача ректора этого не допустить. Каждый из топ-менеджеров должен понимать, чем живёт коллектив, и обратная связь — одно из самых важных направлений в деятельности любого топ-менеджера. Мы стараемся пропагандировать тот самый командный дух. Надо чтобы голос каждого был услышан. Механизм консультации и вовлечения людей нужно создавать.

— У вас были сложности с коллективом?

— Недовольства коллектива не избежать, потому что люди психологически плохо переносят перемены. Всё новое несёт с собой неизвестность: а что будет впереди? не было бы хуже. Наша задача — показать, что есть движение вперёд.

— Два первых федеральных вуза создавались в том числе для выработки модели, которую могут использовать идущие следом университеты. Что вы усвоили из нашего опыта — на какие грабли не надо наступать?

— Конечно, у каждого свой уникальный опыт. Думаю, нужно более слаженно проводить организационные изменения. Решительно — но готовить для этого общественность. Сначала должно идти обсуждение с научно-преподаватель-
ским сообществом, а потом уже следовать решение. Мы пошли именно по этому пути. Он не простой, но создание команд, разработка ими программ, их коллективное обсуждение — было для нас очень важно. Так же нас сейчас интересует финансовая и организационная модель, здесь мы тоже что-то можем воспринять у вас.

— С какими конкретно проблемами вы приехали на это совещание?

— У нас проблем много, особенно связанных с несовершенством нормативно-правовой базы. Есть проблемы с видением — как двигаться дальше. Понимаете, сейчас ведь не только правительство, но и общество в целом задают вопрос — а где же отдача от этих вновь созданных вами университетов, в которые вкладываются миллиарды? Понятно, что это процесс не одномоментный, но результаты мы уже должны показывать. А что показывать — оборудование, поскольку основные средства программ развития тратятся на него? Но на оборудовании кто-то должен работать. Надо вкладывать в людей — а на это средства программ практически не предусмотрены. Очень мало, к сожалению, идёт и на материальную инфраструктуру. У вас в Красноярске, может, ситуация чуть получше, а у нас здания 30–50–х годов, они просто обветшали и рассыпаются. Мы уже обратились к Путину с просьбой перераспределить до 20% средств из Программы развития на инфраструктуру.

— Ваши обращения слышат?

— Вроде бы слышат. Мы в октябре в Санкт–Петербурге собирались. Нам обещали, что ситуация будет меняться.

Соб. инф.
Средняя оценка: 3.7 (проголосовало: 3)