Лики Победы

Дом бабушки Катерины стоял на пригорке. Он слегка наклонился в сторону. Может быть, от времени, а может, от того, что уже давно не «колдовали» над ним умелые мужские руки. Из окна бабушка часто смотрит на дорогу. Уже умытая весенними дождями, дорога все ещё не приготовилась к лету, хотя не одна лошадь прошла по ней тяжёлой поступью, не одна телега проскрипела старыми колесами, не одни сапоги топтали её ухабы. Сейчас бабушка видит трёх девчонок, выходящих из деревни. Она медленно поднимает уставшую руку и крестит их.

Бабушка, конечно, знает этих трёх девочек, трёх подруг: Таю, Люду и Нину. Они идут в Екатериновку, где на окраине большого села стоит знакомое каждому здание — школа. Сюда приходят ребята из всех соседних сёл и деревень. Единственный класс увешан детскими рисунками. Может быть, учительница Марья Кузьминична вывесила сегодня и Таин рисунок — «Когда закончится война»…

А пока девочки идут, стараясь не отставать друг от друга, жуют абрикосовую пастилу, завернутую в кусочек газеты. Навстречу им, поднимая пыль, тащит воз плохонькая лошадка. Рядом, наверное, чтобы хоть как-то облегчить участь своей кобылы, — дядя Ваня. Сколько его помнят девчонки, он всегда спокоен и сейчас не ругает лошадь. Видно, понимает: на скудном весеннем корме ладную работу не построишь.

Его сын ушёл на фронт сразу, в 41-м. В 42-м пришла весточка, что он воюет недалеко от дома, под Сталинградом. А потом — тяжёлое ранение, госпиталь. Дядя Ваня тогда успокаивал всю семью — мол, радуйтесь, жив остался. Но с тех пор вестей от Женьки не было. И когда все в доме засыпали, дядя Ваня выходил на крыльцо летней кухни, долго курил, слушая трели кузнечиков.

— Здравы будьте, подруженьки, — говорит он девчонкам. — Никак опять на учение?

— Здравствуйте, дядь Вань. Да, в школу.

— Учитесь, учитесь. Вот закончите школу, а там, даст бог, в город… — И замолкает, возвращаясь к мыслям о сыне.

Жара начинает пропитывать воздух. Свежий ветерок уже чувствует это и прячется в щели погребов и колодцев. Он всегда так поступает, ожидая ночи, когда вновь сможет вырваться на свободу.

Девчонки идут уже два с половиной часа. Осталось недалеко. Они устали, молча смотрят на залитые водой низины. В это время Волга всегда выходит из берегов.

Картина красноярского художника Владилена Харламова «Победа» (1985 г.)

Картина красноярского художника Владилена Харламова «Победа» (1985 г.)

Что-то почти незаметное, едва уловимое и тревожное проносится в воздухе. Люда испуганно хватает за руку Таю, старшую из подруг. Непонятный грохот и стук приближаются. Из облака пыли вылетает белый конь, каких разводят неподалёку в калмыцком селе Цыган-Аман. Его, должно быть, гнали во всю прыть.

Мальчишка лет восьми издали приметил девчонок, закричал: «Стойте! Не бойтесь!». Он размахивал какой-то бумагой.

— Война! Война! Победили! Война закончилась! Женька вашего дяди Вани доложил! — кричит он во всё горло. Обрывками фраз доносятся до Таи его крики. Неужели всё? Мысли, как назойливые мошки, вертятся в голове. Неужели всё вернётся, неужели мир? Навсегда? Хочется верить и не верится.

Казалось, и часа не прошло, а запыхавшиеся девчонки уже бежали к дому дяди Вани. Он не спеша пересматривал старые ряжаки, вытаскивал их из катуха*, вешал на забор, сразу примечал, где что починить, подправить. Не зря его мастерство ценила вся округа.

— Дядя Ваня, Женька! Сообщил: война, война, кончилась! — тараторили девчонки, перебивая друг друга. Но дяде Ване всё было понятно и без слов.

Три дня в городе бесплатно крутили кино, народ валом шёл смотреть картины. Тогда Тая впервые побывала в Астрахани.

Много времени утекло с тех пор. Непростую жизнь прожила, вместе со страной, девочка Тая. Как-то незаметно для самой себя состарилась.
Но всякий раз моя бабушка Таисия Васильевна при слове «победа» заново переживает то знойное майское утро, и снова в её памяти всплывают самые дорогие картины: родное село, знакомая дорога, залитые водой низины, назойливые мошки, выгоревшая на солнце старенькая косынка, белый конь в пыли, калмыцкий мальчик и перепуганные подруги.

Дарья АМИНОВА, 5 курс ИФиЯК

*Ряжаки — сети для ловли осетров; катух — сарай, где хранят рыбу и снасти.